О Любимовке-1992

 

Шереметьево, Свистуха, Любимовка... Путь, который прошли организаторы и участники Фестиваля молодой драматургии. Желание Михаила Рощина объединить молодых авторов общим веселым делом совпало с предложением Кирилла Лаврова создать усилиями Союза театральных деятелей СССР центр молодой драматургии. Их поддержал тогдашний секретарь правления Союза Михаил Шатров. И с помощью Эллы Левиной хорошая идея стала обретать конкретные формы. Для выбора пьес и авторов позвали навсегда преданных драматургии М. Я. Медведеву и автора этих строк. Создали ареопаг, в который вошли драматурги В. Гуркин, А. Казанцев, В. Славкин, критик Ю. Рыбаков, режиссер и педагог А. Буров... Пьесы решили не читать, а играть, и чтобы принимали в этом участие молодые актеры и режиссеры. А главное — попытались уйти от штампов, от обыденности, от невозможности сказать свое слово, что давило и старших, и младших.
Первый фестиваль в Шереметьеве был многолюден. После него осталось ядро: те, кто понял, что друг без друга почти невозможно. И хотя теперь многих раскидала наша странная жизнь по разным мирам и странам, брось им клич — и у них, и у нас защемит что-то и что-то накатит. Все вместе приехали мы в 1990 году в мраморные равнодушные хоромы «Олимпийца», комсомольского дома близ Шереметьева, читали, играли и спорили там, мечтая следующий фестиваль провести в соседней Свистухе, той, что тянула к себе чистотой, свежестью и старосветским уютом. Но увы! Манящий нас дом в Свистухе принадлежал морскому ведомству, и нужны были большие деньги, чтобы с новым фестивалем оказаться там. И пока мы думали и гадали, как же подобраться к следующему фестивалю, мир качался и вздрагивал, и послепутчевый разлом чуть не разбросал всех по далеко расположенным друг от друга «квартирам». Но если можно взорвать политику, разрушить экономику — невозможно уничтожить культуру. Возникло естественное стремление: сохранить, не расстаться, не разбежаться. И получилось!
СТД СССР был преобразован в Международную конфедерацию театральных союзов. Одним из первых общих ее дел и стал Фестиваль молодой драматургии, прошедший в июне 1992 года.
Было трудно. Прежде всего, конечно, с деньгами. Но не оскудела рука дающего: помогли фирма «Вартэк интернешнл» (президент В. А. Клаусе), Ассоциация «Гранд» (президент Л. Д. Тавровский), еще существовавшее Министерство культуры СССР, обновленное Министерство культуры России. И, разумеется, сама Конфедерация театральных союзов в лице нашего болельщика секретаря ее исполкома В. И. Шадрина.
Пока мы проживали 1991 год, началось возрождение из развалин силами Конфедерации и ПО «Театрон» вновь обретенного имения фабрикантов Алексеевых Любимовки, тесно связанного с историей отечественного театра. Побывав там, мы расстались с мечтой о Свистухе и отдали свои сердца ей. Там все — театр, там на достойном уровне должна воплотиться мечта О. Н. Ефремова о Театральной академии имени К. С. Станиславского. Совсем рядом Тарасовка, где долго духовно служил отец Александр Мень.
Мы вышли из автобуса — и оказались дома, в родном мире, долго-долго ожидавшем нас. Мы так долго искали друг друга, но зато встретились там и тогда, где и когда нужно было сделать это.
Не все смогли приехать, не всех мы нашли. Особенно жаль, что на пути к фестивалю мы навсегда потеряли Сергея Богдановского, человека, по-настоящему близкого к Богу... Уже больной, он встал в памятном августе на защиту российского Белого дома. Он в своей глубокой и сосредоточенной работе, которая вышла далеко за рамки драматургического жанра, привлек удивительной чистотой и глубиной внутреннего зрения. Мы очень хотели, Сергей, чтобы ты был с нами. Мы много без тебя говорили о тебе.
А в Любимовке каждый день — показ, репетиция, а иногда и законченный спектакль. Калейдоскоп авторов, пьес, актеров, режиссеров, приезжающих гостей, завлитов и работников литчасти МХАТа имени А. П. Чехова, Театра Моссовета и других... И всем необходим приют, тепло, доброе отношение. И всех объединяет одно слово: ТЕАТР. Что он теперь? Нужен ли? Жив ли? Для кого все, что написано и представлено? Увидят ли это? Услышат ли? Много вопросов и много разных мнений и ответов. Разговоры на веранде и в саду. И все чаще звучит: «Да, да!». Да, жив. Да, нужен. Конечно, много просчетов, есть откровенные неудачи. Но когда видишь, как загорается Михаил Рощин, как увлеченно работают и спорят режиссеры В. Долгачев, П. Кротенко, Г. Ялович, Л. Трусе, А. Смирнов, как внутренне наполнены новые для нас участники И. Линев, А. Слаповский, А. Дьяченко, какую уверенность обрела Лена Анкудинова, как неожиданны А. Железцов и 3. Каган, — понимаешь, что все состоялось, все продолжается.
Все они влюблены в Театр. Пусть и Театр полюбит их!