О читке пьесы Алексея Макейчика «Путаница»

 

Любимовка уже знакома с пьесами Алексея Макейчика, однако так никогда не встречала его тексты. Шум аплодисментов заглушал безнадежные попытки режиссера Артема Терехина представить артистов – Анну Банасюкевич и Михаила Дурненкова. На обсуждении, однако, мнения высказывали разные.

На площадке – два стула и столик, на нем стаканы с водой, сушки. Фоном – экран, на котором изображен аквариум с рыбками. Угадывается эстетика медицинских кабинетов.  Точнее, кабинетов психотерапевтических.

 

 

Пьеса – это диалог Дениса и Марты, пациента и психотерапевта. Правда, по мере развития событий, мы перестаем понимать, кто из них нуждается в психологической помощи, а кто ее оказывает. Деловая беседа сначала приобретает дружеский тон, а после и вовсе трансформируется в хаотичный разговор двух любовников. Название пьесы соответствует завязке: Денис желает избавиться от панических атак, а Марта видит их причину в стянутом клубке проблем, избавиться от которых можно только распустив его, как в игре «путаница-путаница, распутай нас!» Сюжетную линию разделяют вставки из детских писем, в читке их озвучил Матвей Дурненков, которые приходят от Карася — так называли Дениса в детстве. Они добавляют в пьесу фантастический элемент. Реплики героев подобно пинг-понгу отскакивают друг от друга, создавая легкий, живой текст.

 

Обсуждение

 

Постоянный зритель фестиваля Юрием встал первым и высказывает «непопулярное мнение», что пьеса «хорошо реализована, но больше в ней ничего нет». Юмор пьесы кажется ему стереотипным и напоминающим стендап из «Comedy Club». Однако сюжеты с ящерицей из писем Карася и абортом героини, напротив, удачными и реалистичными, будто взяты из реальной биографии.

 

Алексей Макейчик ответил, что ни на какие реальные события не опирался.

 

 

В защиту пьесы выступил Евгений Казачков:

«Потенциал этой формы и этого юмора выдержан до конца и раскрыт максимально, даже с превышением. Это редкий случай, когда пьеса и вашим и нашим. У меня совершенно нет неловкости от того, что я это слушаю: никакой народности или попытки угодить кому-то. При этом я понимаю, что спектакль по этой пьесе может и должен иметь широкий зрительский успех. Это как редкое явление, которое объединяет разные слои общества. Например, как «Симпсоны» или фильмы Марка Захарова — они и для тех, кто много понимают, и для тех, кто не очень. Каждый возьмет сове. В этой пьесе прям и для хипстеров, и для детей».

 

Поддерживает высказывание драматург Полина Бородина, модератор обсуждения:

«Я ожидала, что это будет разговорная языковая универсальная пьеса и, может быть, больше она не подарит мне ничего как читателю. Но вдруг там происходят очень интересные перемены со структурой, и она только кажется обманчиво простой. Для меня это один из лучших текстов Алексея Макейчика, которого всегда интересует проблема коммуникации и того, как перевести что-то свое другому и быть самим с собой в контакте. Эта тема удалась на славу».

Ридер фестиваля, театральный критик Вера Сердечная:

«У меня для этой пьесы сложилось название — «Вы точно психолог?» По-моему, оно сюда  подходит. Алексей, вы интересно работаете с русским сознанием и с зарубежными практиками, потому что практика психоанализа пришла к нам из-за рубежа и не очень распространилась. По сути, ваш текст — единый сеанс психоанализа, но это ложный психоанализ. Здесь поднимается такая важна тема, как засилье непрофессионализма.... Вы выходите на очень нашу тему, что лучший психоанализ – это просто разговор».

 

 

Михаил Дурненков, драматург:

«Есть претензии к женскому персонажу. У нее появилось увеличение в конце с помощью монолога, но недостаточно. Мужчиной написана пьеса, поэтому женщина в два эскиза нарисована».

 

Анна Банасюкевич, театральный критик:

«Мне нравится, что когда начинаешь произносить текст, то начинаешь получать кайф именно от этого пинг-понга репликами. Мне непросто было с этой пьесой, смирение произошло только к финалу от ощущения, что этих два нелепых существа, два этих лузера каким-то нелепым образом оказались вместе. И все-таки у меня и женская, и актерская обида... Сначала ты думаешь, что это пьеса о двоих, а потом понимаешь, что женский персонаж все-таки оттеняющий».

 

Режиссер Артем Терехин:

«Я согласен с тем, что это хит – текст, который объединяет разных зрителей. Мне еще очень радостно, что в этой пьесе есть, что играть актерам. Здесь четко выстроена партитура. Пьеса однозначно будет иметь успех».

 

Алексей Макейчик, автор:

«Не очень принято смеяться над тем, что сам написал, но ...»

 

Полина Бородина договаривает:

«Я подтверждаю! Алексей сидел рядом и ржал... в правильных местах!»

 

Мария Гаврилова

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина