О читке пьесы Надежды Овчинниковой «Мой друг Алиса»

 

«Мой друг Алиса» – первая взрослая пьеса Надежды Овчинниковой. Пьеса о рядовой женщине с детьми на руках и постоянно отсутствующим мужем, к которой становится неравнодушным даже робот, голосовой помощник Алиса из Яндекса. Читку на фестивале сделал режиссёр Алексей Золотовицкий.

 

 

Начало пьесы обрисовывает семейно-бытовую драму: Света, мать, мечется между двумя детьми, пытаясь успокоить то старшего – четыре года, то младшего – два месяца. За них читали взрослые актёры, что придавало читке комический эффект. Единственной мечтой героини является сон. Вдобавок непонимающий муж уезжает на две недели по работе, а в детский сад четырёхлетнего не пускают из-за карантина. Героиня остаётся один на один с детьми взаперти. И в этой клетке обыденности все её недовольства, гнев начинают всё больше вырываться наружу: она срывается на детей, на мужа, живёт в полусознательном состоянии. Например, забывает поставить коляску на тормоз, из-за чего чуть не погибает младший сын. Но вдруг появляется Алиса, голосовой помощник, которая способна развлечь её ребёнка, и с которой Света может поговорить о своём, о женском. Виртуальная Алиса становится настоящим помощником и другом. Эта реальность Алисы подчёркнута режиссёром читки Алексеем Золотовицким: в кульминационный момент, когда Света совершает попытку суицида, Алиса при помощи старшего сына вызывает скорую помощь, и у неё прорывается человеческий голос. До этого, на протяжении всей читки, Алиса говорила только голосом робота. Автор Надежда Овчинникова оставляет перед нами то ли трагичный, то ли фантастический – но точно человечный открытый финал.

 

 

При обсуждении многие зрители сулили пьесе стать сценарием короткометражки, а также высказывали свои предположения о финале.

 

Юрий Шехватов, режиссёр:

– Очень классная пьеса, я просидел всё на одном дыхании, ну, и читка замечательная. По поводу кино, в какой-то момент подумал: да, это, наверное, кино, а потом я тут же представил в театре. Это будет смотреться и в кино, и в театре классно.

 

Нина Бельницкая, драматург:

– Я, когда слушала пьесу, вспомнила фильм «Талли», сценарий которого написала Диабло Коди, про материнское выгорание. Там похожий механизм – к матери в подобном состоянии приходит персонаж – ночная няня, которая её спасает, а также выясняется, что это был плод воображения мамы. В этой пьесе мне не хватило поворота в моменте, где Алиса очеловечивается. На самом деле я не поняла, почему вдруг из функции она превратилась в мыслящую и чувствующую полноценную героиню. Будто была пропущена середина пьесы».

 

 

Мария Огнева, драматург:

Мне показалось, что это какие-то фантазии предсмертные матери. И на самом деле никто бы никого не спас, это всё в её воображении. Но если это реальность, мне тоже показалось здорово, что есть чудо в абсолютно бытовом мире возле женщины, которая измучена этой жизнью. Может даже хорошо, если будет режиссером решено, что это в реальности, в действительности, что это робот посочувствовал ей настолько, что стал живым».

 

Пётр Кобликов, постоянный зритель:

– Мне очень понравилась. Я осторожен со словом «понравилось». Что касается Алисы, может быть, это фантастические компонент. Робот проявил сострадание, и это здорово. Я не догадывался, чем закончится. Действительно трудно определить жанр: и трагедия, в общем, и комедия».

 

Саша Астров, драматург:

– Мне, естественно, понравилось. Но мне кажется, что этот текст нужно дописать: у него не хватает середины. Нужно построить, довести немного линию с её мужем. А по поводу «что такое концовка?», у меня сложилось такое ощущение, что в итоге приехали доктора, а мама спрашивает у сына: «Как ты умудрился вызвать скорую?», а сын ей: «Алиса мне подсказала». У меня абсолютно чёткое ощущение, что главная героиня не умерла».


Зритель:

– Мне показалось, что Алиса внезапно очеловечилась – это первый поворот. Я думаю, что дальше начинается интересная история, тем более были вот эти зачатки хоррора . Когда мать не вернулась, потом она выходит, тут голый младенец, тут памперс. Мне кажется, что Надежда вообще уже может идти в Яндекс работать и апгрейдить Алису. Пьеса производит впечатление скрипта, который должен помочь программе опознать критическую ситуацию. Алиса, срощенная с 911.

 

Иван Журавлёв

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина