Портал постоянного представительства Республики Северная Осетия - Алания при Президенте РФ опубликовал интервью с Таис Бесолти и Агундой Ватаевой, авторами пьесы "Сказ-очники", особо отмеченной отборщиками фестиваля Любимовка-2013.

Агунда Ватаева: Оказаться в числе сорока лучших из 745 участников - безусловно, очень приятно и, мне кажется, это можно считать успехом…

Таис Бесолти: Да, это была приятная новость. Наша работа понравилась отборщикам… По мне, так это очень круто. В числе отборщиков – такие имена как Наталья Ворожбит, Павел Руднев, Елена Ковальская…

Таис Бесолти

- Про что пьеса?

А.В.: Как и все пьесы, она – о людях, о памяти, о ее сосуществовании с повседневной жизнью. Герои – «сказ-очники» устраивают очную ставку не только друг другу, но и зрителям.

Т.Б.: Пьеса, по большому счету, о нас с вами. О том, как мы живем после Беслана. О том, каково это – продолжать жить. По большому счету пьеса складывается как мозаика из воспоминаний Агунды Ватаевой, и того, как на Бесланскую трагедию, а через нее – глобальнее – на жестокость и насилие рефлексирует драматург/очевидец/человек. Это не заламывание рук и не истерия на тему «куда катится мир». Просто это мы с вами - те, кто пережил, те, кто был свидетелем и те, кто остался равнодушным. Сказать точнее сложно. Надо читать… И расшифровывать свои эмоции.

- Кто они - герои? Какие они? Зачем они?

А.В.: Герои - это все мы, обычные люди со своими личностными и личными проблемами. Люди со своей историей и своим прошлым.

Т.Б.: Отдельным героем становится вербатимный монолог, проходящий через всю пьесу. По большому счету, вокруг этого глобальной, тяжелой, но рассказанной простым человеческим языком истории и строится вся пьеса. И говорят словами этих воспоминаний все «персонажи». Это принципиальный момент. Момент «стирания границ» между жертвами и очевидцами. То, что это случилось не с тобой, не значит еще, что это не твое.

- Как случилась совместная работа?

А.В.: До пьесы у нас были попытки совместного творчества, но это обычно ограничивалось рамками наших блогов, посредством которых мы и познакомились. Я зачитывалась ее дневником, потому что находила там много своего невысказанного. Приятно сотрудничать с человеком, у которого практически такое же мироощущение и мировоззрение.

Т.Б.: С Агундой мы знакомы довольно давно. Это тот редкий случай, когда дружба выходит из виртуального пространства в реальное. Впервые ее бесланский дневник я прочитала около трех лет назад. Рыдала. Мне было страшно озвучивать ей идею «а давай сделаем пьесу». Но она поняла и согласилась. Она всегда понимает мои безумные идеи.

- Какая была бы реакция в Осетии, увидь ее подмостки постановку по этой пьесе?

А.В.: Зная наш менталитет, гарантировано, что реакция была бы неоднозначной, такой, какой является и сама пьеса. Но мне бы хотелось, чтобы впервые эту пьесу поставили у нас в республике. Готова ли Осетия к «новой драме»? Осетия нуждается в разнообразии культурных мероприятий, в частности, в новом, современном театре. Часто слышу от своих знакомых, что в классическом театре они не находят того, что бы могло тронуть их душу, что нынешний театр статичен. Так что публика давно готова и даже ждет.

Т.Б.: Непредсказуемая и уж точно неоднозначная. Признаемся честно – мы в большинстве своем за безопасное искусство. А безопасное искусство… Ну фикция это, фальшивка, пустота. Разве нет? Даешь социальное «мочилово»! Шучу. Простое, хорошее, честное, искреннее, про нас с вами… А так, пусть и про любовь и про дружбу, на любые «светлые» темы. Но только не врать, себе и окружающим. И не закрывать глаза на то, что есть и другие, не самые приятные моменты, о которых тоже надо говорить.