О читке пьесы Даниила Гурского “deinosдина”

 

“deinosдина” – уже третья пьеса драматурга Даниила Гурского, это псевдоним режиссера Михаила Смирнова, на «Любимовке». Первая — «Иконостас.mp3» прозвучала в программе fringe в 2018 году, вторая — «activity: страх и трепет vol.1» вошла в шорт-лист «Любимовки»-2019. На этот раз драматург, который обычно всех удивляет, представил более структурную пьесу и устроил зрителям трип внутрь наших собственных страхов.

 

 

Все действие происходит «одной ночью». Девушка Вика – активистка, мать двоих детей, работающая на трех работах и спасающая этот мир, ждет дома мужа, который пропал. Она переживает, что его забрал «товарищ майор» из-за митинга, и начинает нервничать. Постепенно Вика сталкивается со своими внутренними чудовищами и страхами – то ли во сне, то ли наяву. Периодически звонит бабушке на тот свет, просит её о помощи, знакомится с динозаврихой, которая неожиданно появляется в квартире и призывает Вику к миссии, а в промежутках обзванивает все инстанции, высказывая претензии «товарищу майору». Героиня уверена, что её прослушивают. Сюжеты, как воронка, закручивают зрителя, и невозможно не переживать за Вику, говорящую то с яйцом-ребенком динозавра, то с мертвой бабушкой. Складывается фантасмагория окружающей нас реальности, про страхи окружающего мира: политику, экологию, историю, переживания за близких. Все эти личные переживания вырываются в образе чудовища – динозавра.

 

 

Режиссерка Женя Беркович сама читала пьесу вместе с актрисой, исполнившей роль Вики – Юлией Скириной. Без лишних спецэффектов они погружали зрителей в этот мир.

 

Юлия Тупикина, драматург: «Этот текст важный и очень многослойный. Конечно, первый слой сюжетный – это тревога, которую переживает женщина, когда у нее ушел, исчез муж, и есть вся эта ипотека с двумя детьми. И у нее то ли сон, то ли не сон – промежуточное состояние. Поскольку она творческая, у нее творческое сознание, то мы видим все эти миры и персонажей, которых рождает ее тревога. Каждый из нас может вспомнить свои сны, как мозг их выстраивает, достраивает какие-то связи — и вот он диалог с умершей бабушкой, стихотворение, динозавры. Есть там и гораздо более глубокий слой: он про природу творчества, которая рождается из бунта, из расщепления. Мы видим персонажа, героиню, которая находится в состоянии бунта по отношению к самой себе же и по отношению к среде, в которой она находится. То есть, бабушка — это тоже часть ее, это как бы ее корни, но она бунтует и против бабушки. Есть товарищ майор, очевидный антогонист – тут «сам бог велел» бунтовать. Но она и против самой себя восстает, потому что видит себя в виде этой динозаврихи. В этом и есть образ творческой интеллигенции: глазами «товарища майора» мы все немножко «динозавры».

Артем Терехин, режиссер: «Отдельное спасибо за то, что вы сейчас подтвердили мне формулу того, что музыка может превратиться в математику и при этом не стать геометрией, и это очень круто».

 

 

Марина Дадыченко, драматург: «Мне кажется, что этот текст работает очень плотно с той информационной средой, в которой мы находимся».

Алексей Стрельников, ридер: «Мне кажется, что как раз тревога героини, она о том, что мир в принципе так устроен, что муж может пропадать. Муж нашелся, а с миром ничего не изменилось. Мне эта пьеса очень нравится именно своей богатой визуальностью».

Алексей Малобродский, продюсер: «Для меня этот звонок мужа из ментовки не менее нереален, чем поскрёбывание динозавра в окошко — мне кажется, это абсолютно одного мира целокупного части. Я говорю о мире пьесы, разумеется. В мире этой пьесы, в космосе этой пьесы, все явления – одного порядка и нет противоречия. В том, что вы написали, мне нравится эта нерасчлененность, целокупность мира, которая в то же время при очевидных сложностях для практического театра не вызывает ни протеста, ни вопроса. Тут много отголосков нашей жизни, много отголосков политики и особенно ценно и убедительно то, что ни одна из этих линий, ни один из этих потоков не самоценен. Это пьеса не про протест, не про брошенную женщину, а про все вместе».

Женя Беркович, режиссерка: «Для меня это история про то, как из человека рождается политик. В самом широком смысле человек и в самом широком смысле политик. Человек проходит эту инициацию, как шаман, и он умирает».

Даниил Гурский, драматург, автор пьесы: «Мне было важно передать это ощущение расщепленного человека во времени. На самом деле, мы до конца тоже не должны здесь понимать: где явь, что там снится, что слышится, а что доносится – я для себя это выстроил. Для меня это терапия. Но мне нужен зритель для этого текста, чтобы он через ритм тоже проживал свои параллели, ассоциации – что-то свое».

 

Диана Дзис

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина