О читке пьесы «Вручную»

 

Пьеса Елизаветы Каменской «Вручную» в постановке Микиты Ильинчика была показана на фестивале «Любимовка» в программе «Fringe —  Спорная территория», посвященной непривычным современному театру драматургическим текстам. Которые, однако, достаточно сильны и самостоятельны, чтобы обозначить возможное будущее актуального театра.

 

 

Героини держат друг друга за руки, точнее — сцепляются пальцами, каждым по очереди. Текст пользуется этой аллегорией как картой, последовательно двигаясь от большого пальца к мизинцу, от знакомства героинь и возникновения чувства — к чистому переживанию разрыва; к поэтической фиксации эмоционального состояния; прямому, насколько позволяет письмо, высказыванию внутреннего.

 

Лика и Маша познакомились. Лика и Маша общались. Лика и Маша были вместе, а потом Маша решила вместе больше не быть, и Лика пытается с этим справиться. В самом начале пьесы, в перечислении действующих лиц: «Лика — 21 год / Маша — 35 лет / Арина — бывшая Лики / Алла — бывшая до и будущая после Лики», — внешнее развитие взаимоотношений явлено полностью, без перипетий и интриг. Роман не спасти, и Лика не станет последней. Если ладонь —  карта, то сюжет —  территория, на которой разворачивается попытка одновременного описания и переживания чувственного опыта, обращенного к другому человеку и обостренного несчастьем, неудовлетворенностью эмоциональной тяги.

 

Лика цепляется за машин палец: один, другой, третий, четвертый, пятый. В пьесе есть пролог —  «предречье: ладонь» —  иллюстрирующий авторское стремление к утверждению высказанного: к стиранию границ между собой и Ликой, между Машей и ее первообразом. Это не абстрактное обобщение, не текст о любви или любящих, это текст одного человека, написанный о другом, и в конструируемой биографичности есть авторская смелость, пренебрегающая универсальностью во имя подлинности. Постулируемая биографическая точность внутри обобщенно-личного нарратива помогает пьесе избежать ординарности, от рассказывания и сюжетной многослойности перемещая ее цели в сторону формальных способов психоэмоционального переживания. Свойства, сообщающие тексту Каменской художественную всеохватность, принадлежат не связям между той, кто говорит, и той, о ком говорят, но языковым способам осмысления этих связей, поиску вербальной фиксации интенсивного чувствования, избегающим при этом истеричности, что удалось в тексте, но не в режиссерской работе с текстом.

 

Между частью третьей, средним пальцем, и частью четвертой, безымянным, интермедия — «порез» — написанный как реплика автора-персонажа, адресованная читателю-зрителю, в которой проделан путь от попытки «разжать палец» к продолжению оформленного чувствования: «гештальт-терапия учит нас надо посидеть в эмоции давайте посидим в раздражении посидите положите руки на колени прочувствуйте пальцы большой указательный средний безымянный мизинец». Практика совместного переживания предлагает зрителю или, уклонившись, следить за развитием формы осмысления посторонних чувств, или принять и перенять предлагаемую структуру проживания и поместить в заданные рамки собственный опыт —  похожий, любой —  чтобы двигаться тоже: от большого пальца к мизинцу, от начала к концу, взявшись за руки — сообща, вместе, заодно.

 

Татьяна Иванидзе 

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина