Интервью с драматургом Эндже Гиззатовой

 

В основной программе фестиваля читали пьесу о ГУЛАГе «Мне тяжело об этом говорить». Автор приехала на «Любимовку» из Казани и рассказала Блогу о тексте, его сложной теме и своем пути в драматургию.

 

 

Путь на «Любимовке»

«Мне тяжело об этом говорить» – вторая моя пьеса. Первая была почти монологом матери, у которой ребенок-аутист. Это реальная история. У нас в Арске – это маленький город рядом с Казанью – живет такая женщина. Я с ней встретилась, поговорила и на основе этого написала пьесу «Берег». Отправляла её в прошлом году на «Любимовку», она вошла в список рекомендованных. В этом году я отправила другую пьесу, и вот – я здесь. До сих пор в это не верю.

 

Впечатления от читки 

В моем родном городе в Казани уже была читка. Мне безумно понравилось. Вербатим, который есть в тексте, – это действительно монологи людей в возрасте 23 лет. Сегодня читали ребята именно этого возраста, и я вижу, что на них этот текст ложится. Они это сделали с такой отдачей… Когда пишешь, ты слышишь всё по-своему. Здесь же я услышала по-другому и поняла – так еще круче. В многоголосье характер каждого персонажа проявился еще больше, и это потрясающе. Я сидела и думала: «Господи, спасибо, что именно эти люди сделали читку». Мне очень понравилось. Это помогло мне понять, что, где и как звучит.

 

Технология написания пьесы

В тексте есть отрывки вербатима, то есть полностью документальные истории. Я много ходила с диктофоном. Мои друзья уже шарахались от меня, когда я подходила с телефоном. Это монологи людей моего возраста. Мне интересно, что они о ГУЛАГе сейчас думают. Те монологи, которые непосредственно в самой истории – это информация из книг, которые связаны с темой ГУЛАГа. Много в интернете интервью людей, которые там побывали. Я хотела сделать собирательный образ: читала интервью, собирала истории по чуть-чуть, слушала речь и на основе этого создавала пьесу.

 

Женщины в ГУЛАГе

Мы писали тексты на лаборатории «Пролог», которая проводилась у нас в Казани центром «Первый». Куратор мне сказал: «Я всегда интересовался, как к данной теме относятся молодое поколение». Эти слова меня зацепили. Было важно показать отношение людей. Кто-то говорил, что ему не важно, а кто-то наоборот. Я рассматривала абсолютно разные мнения. Тема ГУЛАГа очень задела меня. Я задумалась: «Почему? Это же меня не касается?» Для Эндже это больно. Текст писать было очень сложно. Я сидела в два часа ночи, перечитывала собранный материал, а после не могла уснуть. Мне тяжело об этом говорить, правда. В пьесе не весь материал. Когда ты погружаешься в текст, становится ужасно страшно и не веришь, что такое было на самом деле. А это чистая правда.

 

Адресат пьесы

Я писала для себя. Когда Женя Казачков к нам приезжал, он говорил: «Что бы вы ни писали, главное – отражение вашей боли в тексте». У меня тогда было состояние потерянности, вызванное жизненными обстоятельствами. Но я понимала: на фоне того, что происходило в ГУЛАГе, мои проблемы блекнут. Когда я писала, через материал прорабатывала свое состояние: у меня есть прошлое, которое я за собой тяну, и, возможно, я сейчас потерялась, но люди проходили через что-то более сложное, и у них это получилось.

 

О собственном творчестве 

Я пишу только пьесы. По образованию я педагог иностранных языков. С первого курса началось моё творчество, но то заслуга окружающих меня людей. В Казани в Татарском академическом театре меня очень поддержали. Вера человека в меня была в новинку. Это послужило спусковым механизмом. Потом была лаборатория, она всё перевернула во мне. Веры в себя у меня было очень мало. Я благодарна центру «Первый», театру им. Г. Камала, лаборатории «Угол», Жене Казачкову и Юле Тупикиной.

 

Роль семьи

 

Мама хотела поехать на фестиваль, но я отговорила: у нее работа, папа и мой младший брат. Они мне постоянно пишут. Моя мама очень мудрый человек: она никогда не будет меня жалеть во время капризов, а через некоторое время скажет: «Успокоилась? А теперь слушай – у тебя всё получится». Семья очень в меня верит, друзья приехали специально из Казани – столько людей меня поддерживают. Какой я счастливый человек!

 

«Любимовка» - это…

 

…Любовь. Сейчас я здесь. Живу и знаю, что люди любят меня, а я их. Я чувствую это; чувствую, что существует любовь безусловная. Я поняла, что фестиваль держится на энергии и энтузиазме тех людей, которые любят свое дело. Ребята, которые живут со мной в хостеле – они дорожат своими пьесами, любят драматургию без пафоса и коммерческого интереса. Для меня это вот так.

 

Саша Де

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина