Интервью с драматургом Лизой Каменской

 

Во fring-программе фестиваля была представлена пьеса Лизы Каменской «Вручную». Сразу после читки и обсуждения, автор рассказала нам о своих ощущениях, о дебютном произведении и дальнейших планах.

 

Волновались ли вы перед читкой и что чувствуете сейчас, после её окончания?

Я волновалась, но не из-за недоверия к режиссёру или страха, что её плохо поставят. Это очень личный текст, и я не знала, как его можно воспринять без знания прототипов. Мне тяжело слушать свои тексты, даже если это рецензии. А здесь для меня было мучением, но я каждый раз успокаивалась, когда зал начинал смеяться, и под конец хорошо себя чувствовала. Я очень рада, что текст восприняли как зрители, так и профессионалы «Любимовки».

 

Как вы начали писать? И как вы пришли именно к этой пьесе?

Я к ней не приходила, она ко мне пришла (смеётся). Мне должно быть стыдно, но думаю, во fring-программе много таких, у кого нет никакого драматургического опыта. Я пока не прошла стандартный путь из пяти плохих пьес, а шестая – в лонг-листе «Любимовки». Это моя первая пьеса. Изначально это был рассказ, который я принесла на ворк-шоп моим подругам. Я знала про «Любимовку», мне предложили посмотреть fring-программу и возможно переделать свой рассказ в пьесу.

 

Как вам читка?

Я думала, что последние две части – поэтические – просто прочитаются одним актёром, который читал ремарки, потому что это не относится к прямой речи ни одного из персонажей. Но после того, как режиссёр Микита Ильинчик объяснил свою теорию с введением пальцев, я полностью осталась довольна. У меня были такие мысли, но я их не закладывала в текст, они были внутри меня, я их чувствовала интуитивно. Я ещё думала, что ремарки, относящиеся к персонажу, читал бы актёр, который и исполняет этого героя. Но для меня ни один из этих моментов не был принципиальным, потому что у меня нет никакого драматургического и театрального опыта. Я была готова вообще ко всему, я довольна читкой.

 

Вы будете продолжать писать пьесы?

Я думаю, да. Но продолжу писать пьесы в этом же стиле, возможно, для современной драматургии экспериментальном. Потому что меня саму интересуют такие тексты.

 

Можете сейчас назвать себя драматургом?

Здесь, когда я знакомлюсь, говорю: «Я драматург». Возможно, если я повторю это раз пятьдесят – приму такую формулировку. Я пишу тексты со школы, последние два года серьёзно этим занимаюсь, и даже сейчас мне сложно говорить, что я – писательница. Мне очень сложно идентифицировать себя через это, посчитать себя талантливой. В моём окружении, для моих подруг это одна из главных проблем.

 

Алёна Волкова

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина