О читке пьесы «Говорение»

 

Благодаря союзу двух авторов – Полины Коротыч и Маши Всё-таки – родилась пьеса «Говорение». Режиссёр Александр Кудряшов и 15 артистов сделали по ней читку. Конфликт учителей и учеников вышел на другую плоскость, показав проблему с нескольких сторон.

 

Это история о «неблагодарных детях», которые не хотят учиться и воспринимать школьные знания как нечто большее, чем просто материал для сдачи экзаменов. Даже провал ОГЭ для них не страшен. Они только начинают узнавать взрослую жизнь, борются за свои права и не терпят хамства. В противовес им даётся учительница – молодая и энергичная. Она тоже, как и любой школьник, всё ещё находится в поиске себя, не терпит к себе неуважения. Пусть в этой истории они и стоят по разные стороны баррикад, но общего у них больше, чем различного.

 

 

Сюжет закручивается, когда сначала Анджела Викторовна срывается на детей, из-за чего те обижаются. После история повторяется – уже дети оскорбляют своего педагога. Они остаются без учительницы, которая сбегает от оскорблений туда, где, по её мнению, дети менее злые. Протест школьников перерастает в молчание на экзамене по говорению. Подростки выражают этим свою беспомощность перед ситуацией, злость на родителей, которые хотят разделить их, и возмущение уходом учителя, которого оскорбили своими словами.

 

Они заговорят, потом, каждый по своей теме. Со словами-паразитами, с ненормативной лексикой – зато скажут то, что у них на душе, что они действительно думают, а не то, что написано в методичках. 

 

Читка продлилась один час и пятнадцать минут – одна из самых долгих на «Любимовке». Но зал не устал, было много бурной реакции на отсылки к современной поп-культуре. Зрители смеялись над знакомыми всем отношениями детей и родителей, начиная от «ремня, как лучшего средства для воспитания», до упоминания Суворовского училища.

 

Обсуждение началось с вопроса драматурга Андрея Бекетова, будут ли авторы пьесы по-другому воспитывать своих детей или так, как было описано в пьесе. На что Полина Коротыч и Маша Всё-таки ответили: «По-другому».

 

Также Полина объяснила, почему одного из персонажей зовут её именем: «Меня раздражал этот персонаж, поэтому Маша решила назвать её моим именем, чтобы мне было спокойнее».

 

 

Юрий Клавдиев, драматург:

– Мне ужасно радостно за обеих, потому что сейчас нам очень не хватает школьных, подростковых хороших пьес и спектаклей. Но именно там – одна из мощнейших проблем современности. Я очень боялся, что на хаосе обсуждения пьеса закончится, там есть ложный финал. Это было бы плохо. Я ждал, когда они выскажутся по заявленным темам. Ученики в этой пьесе гораздо человечнее учителей. Очень просто, когда герой борется против ярко выраженного зла – это золотой век комиксов. Почему очень хороша Анджела Викторовна? Потому что она дура, но дура живая.

Надежда Маркелова:

– Я по образованию учитель, дело в том, что учителя тоже люди. А родители пытаются переложить ответственность за воспитание своего ребёнка на них. Они заняты чем угодно, но не детьми.

Надежда Малышева, педагог:

– Двадцать лет я работаю в школе, и эта пьеса заставила меня вспомнить не последние двадцать лет, а первые десять – когда я ещё сама училась. Мы тоже выражали протест и не заходили в кабинет на экзамен. Хорошо, что сейчас детям есть, что сказать, и они не боятся этого делать.

Анна Загородникова, пиар-директор фестиваля:

Честно признаюсь, у меня сложилось впечатление, что это не ученики девятого класса. На мой вкус, каждый персонаж недостаточно прописан с точки зрения характера, я не считала разных отношений между родителями и детьми. Что касается учительницы – за ней было интересно наблюдать.

Наталья Блок, драматургиня:

– Извините, я не поняла проблему пьесы. Где здесь конфликт? Для меня эта ситуация придуманная, о чём здесь переживать. Родители – кони в вакууме, ситуация стандартная.

 

Алена Волкова

Фото: Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина