Интервью с Булатом Минкиным

 

Многонациональная Россия, миграционные проблемы, внешнее благополучие в рапортах правоохранителей и суровая борьба за выживание встретились в пьесе Булата Минкина «Базариада». Драматург из Казани рассказал о работе над пьесой и о себе.

 

Булат, есть ли у вашей пьесы «Базариада» документальная основа? Почему вы взяли такую тему?

Документальная основа, конечно, есть. Я – видеограф, снимаю свадьбы. В августе прошлого года я вызвал такси, чтобы поехать на очередную съёмку к жениху. Сажусь в машину, смотрю, водитель – азербайджанец. А когда выходил, видел, что у нас в подъезде женщины так конкретно ругались матом. Я говорю водителю: «Что это там они?» И этот мой вопрос спровоцировал 40-минутный монолог. Ехать мне было далеко, и я его весь прослушал. Он и послужил отправной точкой для «Базариады».

 

 

Вы сказали, что в обычной жизни вы видеограф. Что вас привело в театр?

Я ещё и актёр. В основном мы играем в Творческой лаборатории «Угол» в Казани.

У вас есть театральное образование?

Да, я актёр по образованию, окончил театральное училище, пять месяцев работал в классическом татарском театре, потом ушёл оттуда. Мне хотелось чего-то новенького, модернового. Я познакомился с ребятами из Творческой лаборатории «Угол». Она существует благодаря фонду поддержки современного искусства «Живой город». Там работает режиссёр Регина Саттарова, у нас есть центр современной драматургии и режиссуры «Центр.Первый» и его руководитель Настя Радвогина и много всего другого. Я играю в спектаклях, а также пробую себя как режиссёр – ставлю читки, эскизы.

Что вас привело в драматургию?

Наверное, это пошло от того, что я люблю фильмы, и хотел бы научиться писать сценарии. В 2016 году была лаборатория «PRO/лог», где я написал монопьесу, и через два года появилась «Базариада». В её написании мне очень помогла драматург Юлия Тупикина. Именно она провела параллель с гомеровской «Илиадой». Я сначала этому сопротивлялся, потом, преодолев себя, попробовал написать, исходя из «Илиады» – там же есть чёткая структура. И всё получилось. За три недели была создана пьеса.

Удалось ли поработать ещё с кем-то из состоявшихся драматургов?

Да. В первой лаборатории «PRO/лог» я был в команде с драматургом Любой Стрижак. В другой команде тогда работал Юра Клавдиев. Во второй лаборатории работали с Мишей Дурненковым, мы писали легенды о Казани, маленькие зарисовки. И вот третья лаборатория была с Юлией. Я считаю, что мне очень повезло.

Каким темам вы хотели бы посвятить свои будущие пьесы?

Меня интересуют острые социальные моменты, что-то трэшовое: насилие, межнациональные отношения. Мне очень нравится среда, в которой находится наша республика Татарстан. Ведь у нас живёт много народностей: чуваши, татары, марийцы… Много разных диаспор. И мне нравится, как они сосуществуют друг с другом. У нас татары очень быстро переходят с одного языка на другой, а когда соединяешь вместе татарский и русский, появляется новый язык. В последнее время мне ещё интересна тема современной татарской деревни, потому что самобытная татарская деревня умирает. Хотелось бы что-то на эту тему написать.

Как вам атмосфера на «Любимовке»?

Крутая. Очень много читок. Когда слушаешь чужие пьесы, отмечаешь определённые моменты, думаешь: «Так, этот приём я бы взял себе. И вот этот кусок тоже!». Полезная атмосфера!

Что вы думаете о современном театре?

Мне хотелось бы, чтобы в современном театре было больше современных текстов. Очень много классики! И есть потребность в современной драматургии. Это интересно – слушать новых драматургов.

 

Наталия Алейнова

Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина