О читке пьесы Булата Минкина «Базариада»

 

Типичный рынок, борьба группировок, много мата и много жести. Картинки, в которых узнаётся многонациональная Россия с гремучей смесью языков, религий, культур, ожили, когда на фестивале читали пьесу Булата Минкина «Базариада». В основе сюжета – конфликт на рынке представителей разных национальностей, на который накладываются любовный треугольник, отношения отцов и детей, проблемы выбора и совести.

 

За пару дней до читки на «Любимовке» театральный критик Павел Руднев опубликовал в Facebook пост, посвящённый этой пьесе, предвосхитив темы, вокруг которых строилось её обсуждение: «На «Любимовке» не пропустите показ пьесы Булата Минкина «Базариада». Это великолепная дебютная пьеса, которая в ближайшее время не может быть поставлена в наше цензурное время, и это настоящая беда. Это пьеса о конфликте татар и кавказцев на рынке в Казани, и этим все сказано. «Базариада» – современная Илиада, кровавый эпос, замес крови и любви в «низком» регистре российской повседневности, которой тут дали голос. Реальность, которую описывает драматург, – кромешная, но пьеса эта очень смешная при том. Здесь методом сочувственного смеха, сарказма говорят о насущном и тем снимают проблему, ведь художественный смех – лучший способ избавиться от невроза. А проблема серьёзная – межэтнические конфликты. Пьеса написана в жанре оратории – на читке в новосибирском «Глобусе» на конкурсе «Ремарка» её артисты играли в филармонических костюмах. Здесь, опять же в низком регистре, – весь арсенал страстей в шекспировых хрониках, личные связи и страсти на фоне политической риторики, где нецензурная лексика выглядит как поэтические высоты Ренессанса. Кроме всего прочего, здесь еще и изумительная способность драматурга услышать голос улиц, её «неправильную» речь».

 

 

Во время обсуждения пьесы сценарист и продюсер Ольга Рафаева рассуждала, как бы «Базариада» всё же могла быть поставлена в российском театре: «Я прочитала все пьесы из шорт-листа «Любимовки». «Базариада» и «Опус ДНК» оказались двумя самыми музыкальными. Я говорю именно про ритм. Но если «Опус ДНК» построен на чистом ритме, на генетических кислотах, то здесь музыкальная речь. И критик Павел Руднев, когда писал рецензию, отметил, что, к сожалению, эта пьеса – прекрасная, но не может быть поставлена в современном театре. И когда я слушала её, я представляла, каким образом её всё же можно поставить на сцене. Я пыталась идти на какие-то уступки, например, выкидывать мат. Представила, что каждый раз, когда в тексте мат, раздаётся дверной звонок или глас божий. И поняла, что это будет не стопроцентная музыкальность, но 40-50 процентов пьесы останется. Но даже так я хотела бы, чтобы она обязательно появилась на сцене. Здесь на читке мне понравилось всё – режиссура, актёры, текст, и иногда я представляла себе, что звук уходит полностью, и даже это производило впечатление. Даже если бы выключался звук в самый матерный момент, всё равно это было бы эмоционально и красиво».

 

Драматург Ринат Ташимов отметил, что трудность выхода этой пьесы на сцену всё же не в обилии мата в тексте, а в тех темах, которые она поднимает. «Я плохо знаком с казанским контекстом, но пьеса называется «Базариада», что апеллирует к эпическому направлению театра. По-моему, это прекрасное, прямое продолжение татарского эпического театра», – сказал Ташимов.

 

Продолжила разговор драматург Юлия Тупикина: «Я имею некоторое отношение к этой пьесе, она была написана в рамках лаборатории «PRO/лог» в Казани, в которой я была преподавателем. Я была первым человеком, которому Булат принёс монолог реального человека, записанный им. Это был монолог таксиста, который раньше работал на рынке, потом что-то произошло, какая-то война завертелась, и из этого появилась такая «Илиада». Если вы заметили, в пьесе даже есть Елена, которую похитили. Я – свидетель того, как сейчас зарождается современный татарский театр, благодаря прекрасной Творческой лаборатории «Угол», центру современной драматургии и режиссуры «Центр.Первый», театру Камала. «Базариада» – действительно эпос, который оттолкнулся от Троянской войны, от «Илиады». Эпоса много в татарской культуре, и эпоса много в жизни. Если не закрывать на это глаза, если не заниматься самоцензурой, действительно есть война татар с не татарами, есть русофобские настроения внутри Казани, есть татарофобские настроения. Это война больших сообществ. Эпос в этом. Это очень хорошо, что Булат не боится таких тем. Но у этой пьесы потенциал больше, чем он реализован сейчас. В пьесе война разгорается-разгорается, а дальше происходят телепередачи, новости, и они заменяют всю войну, то есть мы видим отражённое действие. Человек пришёл жаловаться в милицию, но дальше он стал таксистом, он проиграл. Не хватило ещё содержания, каких-то поворотов. Интересны эксперименты с языком, потому что сейчас Казань борется за то, чтобы сохранить свой национальный язык. И даже в этой пьесе на русском языке мы слышим многоголосье, мы слышим там татарский язык, азербайджанский язык. Текст очень поэтический, музыкальный. И, наверное, это могло бы стать оперой, большим музыкальным произведением».

 

Не все зрители в зале согласились с Юлией в том, что герой, выйдя из разгоравшегося конфликта, проиграл. Они отмечали, что выход из конфликта – это и есть его победа.

 

Драматург, арт-директор «Любимовки» Михаил Дурненков рассказал, что он увидел в «Базариаде»: «Пьеса, при всех её культурных отсылках, совершенно дикая, непричёсанная, из которой жизнь торчит как солома из пугала во все стороны. Здесь не только межнациональный плавильный котёл Казани, что страшно интересно, потому что – это мир, в котором мы не бываем. Эту борьбу заливает сверху как водой новое поколение, которое записывает вайны и хочет больше лайков в Instagram. У них уже не логика рода».

 

Драматург, арт-директор «Любимовки» Евгений Казачков поделился своим мнением, является ли «Базариада» эпосом: «Когда мы говорим про эпос, это слово должно что-то означать. Всё-таки эпос – это история, в которой на кону жизнь города, страны, мира, и в которой герой есть, он движется и преодолевает границы себя, превозмогает пределы человечества, отправляется в другой мир, а потом возвращается с новыми знаниями. В этом смысле обстоятельства достоверны, захватывающи и классно написаны. Нам даёт автор много – ждёшь, что сейчас герои проявят себя. В какой-то момент звучит монолог Гамлета, если вы его распознали. Это когда отец на рыбалке ругается. Это собственно «Быть или не быть?». И вся эта «раскочегарка», которая использует межнациональные, религиозные и другие штуки, имеет потенциал – чтобы мы с героями могли бы вознестись. Мне этого хвоста не очень хватило, чтобы назвать эту историю эпосом».

 

Постоянный зритель Пётр Кобликов продолжил обсуждение: «Никогда не позволяю себе сравнивать одну драматургию с другой, но раз здесь уже заговорили об «Илиаде» и «Гамлете», я ещё угадал здесь Монтекки и Капулетти. Это тот текст, где ни единое слово, имеющее происхождение в пятом лексическом пласту, нельзя изъять. Здесь не переперчено, здесь не пересолено, здесь каждое слово на месте».

 

Руководитель литературно-драматургической части Театра имени Г. Камала (Казань) Нияз Игламов рассказал, что он думает о «Базариаде»: «Мне кажется, лингвальная природа пьесы, которая в ней заложена, на этой читке куда-то ушла. И многие смыслы из-за этого немного размылись. В Казани недавно прошла Универсиада, которая стоила нам очень многого, буквально вся Казань за несколько лет до этого была перерыта. И я думаю, что там есть отсылка к Универсиаде, а не к эпосу, потому что об эпосе здесь вообще говорить невозможно. Татарская культура – неэпическая. Татары всегда были особым народом, по крайней мере, там, где сейчас продолжаем жить мы. У нас старинные литературные традиции, а, как известно, литература вытесняет эпос. Как только появляется национальная литература – эпосу делать нечего, потому что эпос – это история про другие культурные коды. В пьесе нет важного события, которое было бы общим я всех персонажей, и в этом её проблема. Желание всех умиротворить? Но здесь другой тон задан изначально. И ждёшь ты, ждёшь, и это обманка она всё равно не срабатывает. Мне кажется, для такого рода пьес всё равно нужна более чётко обрисованная социальная подложка, не изначально данный шовинистический настрой одной продавщицы. Здесь очень важна природа билингвальности, и это сложно ставить в нашем татарском театре. Кстати, в Казани сейчас есть такие площадки, вне государственных учреждений, где мат позволен. Просто нужно предупредить потенциального зрителя, что определённая лексика там фигурирует, курят и тому подобное. Предупредил – дальше свободен».

 

Журналист и драматург Александр Фукс отметил, что хоть действие пьесы и вертится вокруг Казани, тема, в ней заложенная, касается всей нашей страны.

 

Закончил обсуждение драматург и режиссёр Герман Греков: «Я хочу виртуально обратится к Павлу Рудневу. Эта пьеса должна именно сейчас быть поставлена, потому что эпичность её в том, что она отражает именно ситуацию в нашей жизни, стране в это время, где мы застыли в ожидании какого-то перехода в другое. Мы перед кризисом находимся, и все не хотят быть жертвой. Это интересная поколенческая вещь. Общество замерло в ожидании жертвы».

 

В заключение автор пьесы Булат Минкин сказал, что он хочет добавить ещё три сцены в «Базариаду».

 

Наталия Алейнова

Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина