О читке пьесы «Бомба» Натальи Блок

 

Тревожное расстройство, вода с солями, квиры и чувство вины в постироничной фантасмагории Натальи Блок о том, как жить, если внутри тебя тикает бомба.

«Я еду в автобусе с пляжа и тут меня накрывает», – звучит признание в самом начале пьесы. Накрывает героиню паническая атака. Они происходят с ней часто, но к ним нельзя быть готовой.

 

 

Её зовут Даша, и она – активистка, журналистка, чья тревожность заводит в ней часовой механизм, подобный бомбе. Даша ощущает эту бомбу внутри себя перманентно: она с ней работает, ест, спит и отмечает годовщину в ресторане с мужем. Даша думает, что ее бомба – ее личная травма, но после визита к доктору Кашу, последователю Кашпировского, начинает в этом сомневаться. Похоже, бомба внутри нее – «настоящая», и тикает по-настоящему, и по-настоящему может взорваться, причем, не только «может», но и «должна», – так считает правительство и народ Украины. Оказывается, Дашина бомба – это «бомба прошлого», временная бомба, в которой сосредоточилась вся ядерная энергия страны после подписания меморандума. Таким образом, Даша ответственна за все беды Украины: за голод в 90-е, за Майдан, за Крым. Но героиня может все исправить: правительственные агенты говорят, что если взорвать Дашину бомбу – прошлое отменяется. Погибшие восстанут, не будет ни Майдана, ни всего, что случилось с Крымом и Донбассом. И теперь Даша должна решить – принести ли себя в жертву народу Украины или освободиться от исторический вины и жить дальше?

 

Анна Банасюкевич, арт-директор «Любимовки»:

– Меня в этой пьесе больше всего поражает способность Наташи с этой удивительной драматургической дистанцией и здоровой саркастичностью работать со столь болезненной, острой, исторической фактурой.  

 

Зрители отмечали, что саркастичность и высмеивание сложных социальных и политических проблем Украины в пьесе дает возможность дистанцироваться и взглянуть на ситуацию по-новому, снизить градус серьезности. «Если не смеяться над таким – можно сойти с ума», – отметила Наталья Блок.

Евгений Казачков, арт-директор «Любимовки»:

 

– Пьеса о том, что ты хочешь обосновать свой невроз с помощью какой-то идеологии, жажды действий, а у него есть причины более личные, простые: наденьте кислородную маску сначала на себя, потом на свою страну. Когда такая тема звучит в России, в Москве, она нас разряжает, дает нам право легитимизировать иронию.

 

 

Некоторые зрители отметили, что они хотели бы больше знать о причинах описанных событий.

 

Юрий Клавдиев, драматург:

– Мне пьеса понравилась, но не хватило рассказа про процесс обретения этой бомбы. И как героиня уживалась с ней раньше, как училась с ней жить, какими способами пыталась справиться.

 

Наталья Блок отвечала:

– Эта бомба у героини была всегда, а сейчас она просто тикает. В пьесе также объясняется, откуда у нее посттравматика – у женщины миллион поводов заиметь посттравматику.

 

Наталья также отметила, что в образах персонажей, принадлежащих к квир-культуре (именно их права защищает Даша), содержится аллюзия:

 

– В пьесе украинцы просят, чтобы изменили прошлое, и люди в квир-культуре часто просят особого отношения, привилегий. Я написала свою феминистическую критику. Это аллюзия – квир-персонажи с манифестом «делайте что мы хотим» – то же самое, что и народ Украины, который себя жалеет.

 

Пьеса удивительна тем, что каждый сюжетный поворот оборачивается новым жанром: драма сменяется фантасмагорией, фантасмагория – снова оборачивается драмой, и все это с неизменным сарказмом и юмором. В финале Даша наконец принимает решение: «Извините, но я не хочу быть героем Украины. И кстати, бомбы у меня тоже нет. Я почему-то не чувствую никакой вины больше. Я правда хотела умереть и изменить прошлое. Но не получается. Простите».

Героиня наконец принимает несвойственное ей решение отказаться от жертвы – и понимает, что так, оказывается, тоже можно было.

 

Режиссёр читки - Сергей Карабань. Читали актеры Мастерской Дмитрия Бруснкина: Кирилл Одоевский, Андрей Гордин, Тасо Плетнер, Никита Ковтунов, Леонид Саморуков, Юлия Джулай.

 

Екатерина Зорина

Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина