О читке пьесы «Зомби выпьют вашу кровь» Дарьи Варденбург

 

Если спросить любого школьника, кто страшнее, зомби или завуч, он несомненно выберет второго. И не факт, что будет не прав.

 

 

Несмотря на зомби в названии, пьеса Дарьи Ванденбург, открывшая клубную программу «Любимовки», вполне реалистична. Действие происходит в школе, на переднем плане – межличностные отношения учеников и их столкновения с учителями. Это временный конфликт или вечное противостояние детей и взрослых? Образовательное учреждение, в котором и разворачивается все действо, будто находится в некой параллельной вселенной: учителя советской закалки, говорящие про буллинг и абьюз, система решения конфликтов между детьми, которая не подразумевает присутствия родителей.

 

В пьесе объёмные и детальные ремарки, перемещения персонажей, их действия и даже брошенные в упор взгляды прописаны. На читке, режиссёром которой выступила Анна Куликова, актёры следовали этим инструкциям беспрекословно, разве что никуда не выбегали в слезах. И одеты ровно так, как подобает их персонажам – кепки, комбинезоны, кроссовки детей против строгих костюмов и шпилек учителей.

 

На обсуждении, да-да, у пьес клубной программы в этом году тоже есть обсуждения, эксперты и зрители к единому мнению не пришли.

 

 

Юрий Шехватов, режиссёр, куратор программы «Любимовка.Ещё»:

Во время читки почти все персонажи показались мне карикатурными, я не разгадал, специально это сделано или нет. Они довольно плоские. Кажется, что это герои, которых я видел в «Ералаше». Я хочу в эту историю вовлечься, начать им сопереживать, но они у меня не вызывают таких эмоций.

 

Юрий Клавдиев, драматург, модератор обсуждения:

Я не согласен с аннотацией «Любимовки». Для того, чтобы говорить, что ученики круче и живее, чем учителя, их должно быть одинаковое количество. Здесь учителя, к сожалению, являются всего лишь функцией, мы ничего о них не знаем, о том, почему они такие, почему действуют так, а не иначе. И это плохо, это недоработка. Ситуация очень хорошая, заявка на то, как она решается тоже хороша.

 

Мария Сокол, актриса:

Я хотела бы вступиться за пьесу. В школах правда сейчас старшее поколение учителей такие совковые, кондовые. Если говорить философскими терминами, есть такое понятие – точка контровёрз. Это точка, которая меняет ход сюжета. В этой пьесе мне понравилось, что эта точка есть, и после неё начинается другая история, когда дети становятся реально взрослыми. Для старшего поколения учителей, если мальчик стукнул девочку, обозвал, оскорбил – это в порядке вещей, она ему просто нравится.

 

Юрий Клавдиев, драматург, модератор обсуждения:

– Для учителя советской закалки: мальчик стукнул девочку и девочка нравится мальчику – это равнозначные фразы. Ничего подобного в школе быть не может. В этой пьесе ученики противопоставляются учителям. А учителей здесь очень мало, мне не хватило.

 

Анна Куликова, актриса, режиссёр:

– Я заканчивала школу в 2002-м, и у меня были ровно такие учителя. Молодое поколение, которое все время куда-то убегает, и советские, которые во все вмешивались и вникали. Может, сейчас все по-другому.

 

Зрительница:

– Учителя не противопоставляются ученикам. У них очень дружеские отношения, завуч замечательная, которая со всем этим разбирается.

 

Юрий Клавдиев, драматург, модератор обсуждения:

– Но заявлено же противостояние. Иначе пьеса бесконфликтна.

 

Зрительница:

– Противостояние здесь с системой образования, которая спускает на головы учителям листочки с инструкциями.

 

Юрий Клавдиев, драматург, модератор обсуждения:

– Систему здесь и должны были олицетворять учителя, но их не хватает.

 

Алиса Литвинова

Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина