О читке пьесы Елены Нестериной «Отец ЧБ»

 

Елена Нестерина создала поистине прекрасную пьесу, затрагивающую множество острых вопросов современного мира: гомосексуализм, бюрократизм, алкоголизм, карьеризм, глобальные проблемы человечества. Более того, драматург ввела в свою работу и инопланетных существ, предсказывающих один из возможных вариантов дальнейшей эволюции человека. И, безусловно, даже такой научно-фантастический ход нельзя отвергать, ведь множество произведений этого жанра оказались пророческими. Оперная комедия Елены Нестериной оказалась продолжительной, но несмотря на это, она воздушно пролетела и осела в сердцах слушателей в третий день фестиваля.

 

 

Реплики героев «Отца ЧБ» поражают зрителя с первых строк, вызывая острый интерес: А кто друг другу Леха и Геннадий? Друзья? Почему пьеса так названа? Что такое «ЧБ»? И еще целый ряд вопросов, ответы на которые раз за разом приходят и удивляют своей неочевидностью. Нельзя не отметить выбор формы, а именно пьеса в стихах, с плавными переходами в прозу и обратно. Это придает тексту музыкальность и ритмичность.

 

Режиссер Филипп Гуревич честно признался в сложности разбора пьесы, сравнив ее с колбасой: «Это одновременно и прекрасная, и непонятная, как делающаяся колбаса… там есть все…» Режиссеру не помешали трудности в передаче звучности текста. Актеры действительно пели; свет, падающий на лица, преображал и превращал их в героев. Как только закончилась читка, перед зрителями сидели совсем иные люди с иными лицами. Лицами реальных людей, а не персонажей. Режиссерское решение и отбор актеров дополнили и без того замечательный текст, где у каждого героя есть история, характер, а главное – поющая душа, которая помогает справиться с любыми проблемами.

 

Нельзя не отметить похвальные отзывы публики. Аплодисменты длились ровно минуту.

 

Зритель из зала:

 

– Обилие и черного юмора, и абсурдного юмора – все это вместе переплетается, это невероятно смешно. Прекрасная юмористическая составляющая, хоть и с такими избитыми достаточно вещами: офисные работники, гомосексуалисты, инопланетяне. Но вот юмор как-то по-новому играет. Это небанально и очень интересно.

 

Петр Кобликов, постоянный зритель:

 

– Я просто в восторге. Это настоящий триумф. Немногих труимфов я свидетель, вот наконец я снова им стал. Текст очень корректный и мощный, абсолютно безупречный с литературной точки зрения. Правда не как главный редактор, а просто как редактор я бы два каких-то момента подшлифовал, немножечко совсем. Там, где понятно, что часть – это проза, которая переходит в поэтический текст; в поэтическом тексте буквально две-три пометки, но это вы решаете сами. И, конечно, восхищение режиссеру. Великолепная, хорошо продуманная режиссура и прекрасно подобранный ансамбль.

 

Саша Астров, драматург:

 

– Это очень круто! Я скажу только то, что по форме это напоминает «Рика и Морти» и всякую такую классную фигню, которую легко смотреть. Но это круче и легче. Вы у меня в топе! Пока одни.

На это ответил один из зрителей: «…Вяленькое и маленькое после «Рика и Морти», потому что они на 20 минут все рассчитывают, успевают обо всем рассказать». Евгений Казачкой, арт-директор фестиваля, метко ответил: «У «Рика и Морти» три сезона. Театр отстает на полшага от мультфильмов».

 

Студент первого курса драматургического факультета во ВГИКе:

 

– Нас учат тому, что должен быть один главный герой, а исходя из названия я понимаю, что это отец ЧБ и, следовательно, с ним должны происходить какие-то перипетии постоянно. То есть он был натуралом, а стал геем – это как завязка, а дальше перипетий я не заметила, то есть никакого краха. Мне кажется, что эта история классно держится на том, как рассказано – смешно, живым языком. Но интересной истории я, к сожалению, не услышала.

 

Главный герой не отец ЧБ, а семья. И она всегда будет занимать почетное место в жизни каждого.

 

Рената Насибуллина

Юрий Коротецкий и Наталия Времячкина