Серия коротких интервью с артистами и режиссёром

 

Предисловие:

 

Руслан Маликов — российский режиссёр, сценарист и педагог. В 1998 году окончил Московский государственный университет культуры по специальности «Режиссура театра». В 2018 году как педагог выпустил свой курс из Воронежского государственного института искусств, где под руководством Маликова была набрана мастерская — первая и единственная на данный момент. Самое парадоксальное и прекрасное, что Мастерская не только не распалась, но полным составом переехала в Москву — и собирается продолжать совместную деятельность уже в столице. Первым масштабным событием в жизни Мастерской стала читка пьесы Дмитрия Соколова «Крыша» на фестивале «Любимовка»: режиссёр – Руслан Маликов, актёры – его студенты. Наш фестивальный блог поговорил с ребятами о поступлении в театральный, умении мечтать и планах на будущее — а главное слово прозвучит от Мастера.

 

 

Право первого слова Руслана Маликова:

 

«Я сотрудничаю с «Любимовкой» с начала 2000-х годов, когда этот фестиваль только начал возобновляться — с этого момента я почти ежегодно делаю одну из читок как режиссёр. На фестивале я оказался благодаря Угарову, с которым познакомился после окончания института, и у меня началась совершенно другая история — вместе с Михаилом Угаровым и Еленой Греминой я ушёл в волну современной драматургии и современного театра. Через несколько лет возник Театр.doc, лаборатории — выездные и невыездные — началась история, связанная с документальным театром, с «новой драмой». Я перестал делать классические произведения как режиссёр — не потому что бежал от классики, а потому что было столько интересного, живого, странного и нужного вокруг, что на неё не хватало времени. Когда началось «Новодрамовское движение», я ещё познакомился с Эдуардом Бояковым. Театр.doc и театр «Практика» находились практически в одном доме, мы называли это театральным кварталом. Театр.doc был лабораторный, не ориентированный на продукт, дающий право на провал. А в театре «Практика» движение было в сторону продукта, попытка противоречивые и неоднозначные тексты сделать мейнстримом — хотели вывести это к зрителю, сделать продаваемым. Но мы все были одной командой, делали по существу одно дело. Моя личная больная драма, когда у Боякова и Угарова возник конфликт, и началась вражда Театр.doc и театра «Практика» —  я оказался между двух огней. Был период, когда Эдуард Бояков и Иван Вырыпаев предлагали мне возглавить театр «Практика», но я не готов был взваливать на себя управленческие обязанности и руководящие функции — мне нравилась моя независимость. Позже Эдуард Бояков уехал в Воронеж, где ему предложили стать ректором в театральном институте, и он позвал меня набирать актёрский курс. Я никогда не боялся пускаться в авантюрные истории, и поэтому не долго сомневался — чувствовал, что у меня внутри накопился определенный «багаж», которым надо начинать делиться. Но уже через год ситуация изменилась, у Эдуарда не сложилось, он ушёл с ректорства и уехал из Воронежа — а я решил довести курс и остался. Я об этом не пожалел, этот опыт меня изменил и переформатировал, потому что педагогический процесс не бывает в одни ворота — это взаимообмен. Были сложности, которыми наша жизнь полна, и мне она подкинула такие события, но я не смог бы сам с собой существовать, если бы тогда всё бросил и уехал, не смог бы жить в такой парадигме, что не справился. Но здесь нет жертвенности. Это тот путь, который мне был нужен — мне было важно не просто выпустить профессионалов в исполнительском искусстве, мне было важно на выпуске открыть в ребятах диапазон творческого ресурса — кто-то пишет, кто-то занимается музыкой, у кого-то организаторские способности стали проявляться. Это лабораторный, интересный процесс, который, я надеюсь, ещё не все плоды принёс — и если мы будем продолжать работу, заниматься «живым театром», то многие результаты этого пути ещё произойдут. Мне хочется нового метода, нового подхода, не просто заниматься актёрским мастерством с детьми, а работать над авторством, вытаскивать из ребят авторские способности, придумывать спектакли, театральные проекты. Я подумал, что разбежаться мы всегда успеем, а мне хотелось попробовать сохранить курс и продолжить совместную деятельность. Но я не обещал ребятам золотых гор или что будет легко, я обещал интересную творческую деятельность — и надеюсь, я сдержу обещание. Мы участвовали в читке пьесы «Крыша» для фестиваля «Любимовка». Пьеса моноложная, и там было много возможностей для ребят — интересные характеры и типажи. Для меня это был важный критерий выбора пьесы, и я сразу за неё ухватился. И это был шажок вперёд для ребят, полезная история. Все волновались, но я доволен результатом — ребята собрались, хорошо сработали, не растерялись, проявили свои бойцовские качества. Хорошие отзывы произошли, первый опыт — конечно, где-то удачи, где-то неудачи, но это мотив продолжать дальше, работать над собой и развиваться. Хотя рано делать выводы, нужно прожить определённый период — мы взяли для себя тестовый год, театральный сезон — дальше посмотрим: может развалимся, а может нет — жизнь покажет. Есть множество планов, но всё не буду рассказывать — знаете, есть примета, пока не решено и нет конкретики, нельзя говорить».

 

 

Говорят студенты Мастерской

 

Ксения Чачава

Читала роль Наташи в пьесе Дмитрия Солокова «Крыша» на фестивале молодой драматургии «Любимовка-2018»

 

«Я с ранних лет устраивала выступления во дворе, пела, танцевала, читала стихи, но до определенного возраста не задумывалась о том, что это может стать моей профессией. В старших классах я поняла, что не могу представить себя в другой сфере, поэтому решилась подавать документы только на одно направление — актерское искусство, хотя о театре я имела весьма абстрактное представление, в отличие от своих старших однокурсников. Изначально мечтала о РГИСИ — но родители меня не отпускали в другой город, и я решила поступать в Воронеже. Сначала хотела к Михаилу Бычкову, даже не знала, что другой педагог набирает второй курс, но не подошла ему по типажу, и он меня к себе не взял. Потом увидела Руслана Маликова и поняла, что это мой человек, и я должна учиться именно у него. После поступления началась новая жизнь — более сложная и интересная: учёба с утра до ночи все 4 года, отсутствие праздников, редкие встречи с родными и друзьями, но это была классная студенческая история, во многом благодаря дружественной атмосфере на курсе. И в Москву мы все вместе переехали, и у меня даже не было ни одного сомнения. Мой парень тоже со мной переехал, хотя он не из нашей мастерской, он учился у Бычкова. Но об этом, я думаю, он сам расскажет».

 

Антон Кревских

Читал роль Андрея в пьесе Дмитрия Солокова «Крыша» на фестивале молодой драматургии «Любимовка-2018»

 

«Я не с курса Руслана Маликова, я учился у Михаила Бычкова. Никогда ничем не занимался — ни танцами, ни актёрским мастерством. Меня интересовал спорт, я был профессиональным футболистом и видел своё будущее именно в этой сфере. Но у меня был друг артист, и меня занесло в театральную среду — я поехал попробовать поступать в театральный институт в Воронеж. Изначально в анкете при поступлении написал фамилию — Маликов, но узнав, что у него в ближайшие дни прослушивания не будет, прослушался у Бычкова. На вступительных понял, что с Бычковым у меня возник контакт — я знал, что он меня возьмёт. Хотя я так смешно пришёл на экзамены — все мальчики были в костюмах, а тут я в шортах, в кедах, в какой-то нелепой футболочке. У меня ещё такие низкие баллы по ЕГЭ были — я набрал 99 за два экзамена вместе (русский язык и литература), по литературе у меня вообще было 35 баллов (а порог 34, я буквально перешагнул). Но уже за первый экзамен в театральном мне поставили 100, и я понял, что Михаил Бычков меня тянет и хочет видеть на своём курсе — я поступил. В период учёбы, уже с первого курса, я начал встречаться с Ксюшей Чачава и, следовательно, общаться с ребятами из мастерской Руслана Маликова — подружился. На 3 курсе мастерская Маликова поехала в Дивновгорье, и они меня взяли в свою команду — потом мы начали вместе работать, и я стал участвовать в их проектах. У меня были мысли перевестись на курс Руслана, но принципы работы двух мастерских были совсем разными — ребята показывали этюды, а мы на курсе Бычкова уже с первых курсов работали с пьесами и играли в Воронежском камерном театре: Михаил Бычков — художественный руководитель этого театра. Это была массовка, не главные роли, но работать на одной сцене с профессиональными артистами — крутой опыт. Я закончил курс Бычкова, а потом переехал в Москву вместе с ребятами».

 

 

Юлия Городова

Читала роль Натали в пьесе Дмитрия Солокова «Крыша» на фестивале «Любимовка-2018», участвовала в читке пьесы Павла Коваленко «Нью-Эйдж» в программе «Любимовка.Ещё»

 

«В театре оказалась случайно — моя одноклассница принесла в школу объявления о наборе в театральную студию: я увидела и предложила ей пойти вместе. Я тогда попала именно в такой театр, который воспитал моё отношение к профессии — мы много экспериментировали, увлекались современной драматургией. После окончания школы решила поступать в театральный — мечтала учиться в Екатеринбурге, у Николая Коляды, но не поступила. В Воронеж я решила переезжать, когда узнала, что в Воронежском государственном институте искусств изменился ректор — им стал Эдуард Бояков, и он же пригласил Руслана Маликова набирать актёрский курс. На тот момент я уже два года жила в Москве, но сомнений по поводу переезда у меня не было, потому что я была влюблена в театр «Практика» и Театр.doc, а эти два человека напрямую с ними связаны. Четыре года учёбы были невероятно насыщенными — много проектов и с курсом, и самостоятельных. Думаю, что это наш большой плюс — переезд сработанной командой. Хочется дальше расти, развиваться, искать, много работать и расширяться. Как раз «Любимовка» — одна из площадок для реализации этих целей. Даже не верится, что спустя много лет благодаря фестивалю я оказалась на сцене любимого Театра.doc. У меня раньше было такое чувство, что всё проходит мимо меня — потому что вместо институтских пар хотелось присутствовать на этом фестивале и слушать пьесы, а сейчас это сбылось со мной. Видимо, надо больше желать — если сильно хочешь, сбывается. Мне в этом году повезло, я принимала участие в двух читках и в обеих читала роли, которые мне понравились – у меня чуть ли не впервые возникло ощущение, что роль подходит под меня на 100%. Так что у меня большие надежды на молодых драматургов и современную драматургию.

 

 

Вера Буторина

Читала роль Тани в пьесе Дмитрия Солокова «Крыша» на фестивале молодой драматургии «Любимовка-2018»

 

«После школы я поступила на связи с общественностью в Воронеж, хотя я с 9 класса хотела поступать в театральный. Моя сестра занимается театральной журналистикой в Воронеже, и мы вместе с ней ежегодно посещали Платоновский фестиваль искусств. Я оказалась в театральной сфере и поняла, что умею хорошо писать и могу связать себя с журналистикой, как сестра. Я проучилась два года в институте и поняла, что все-таки хочу быть актрисой. Решила поступать в Воронежский государственный институт искусств к Михаилу Бычкову, руководителю Воронежского Камерного театра, но в итоге он меня не взял. На прослушивании у Руслана Маликова оказалась случайно — и как это бывает, поступила. Потом был ужасно тяжелый первый курс. Уже летом перед вторым курсом мне не хотелось возвращаться. Всё изменилось, когда мы стали делать наблюдения — мне нравился этот раздел, нравилось приносить этюды, пробовать «быть другим человеком». С этого момента я вошла осознанно в учебный процесс. Но окончательно я «образумилась» лишь на 4 курсе — до этого я себя вела, мне кажется, как маленький невоспитанный ребёнок: каждый год собиралась все бросить, внутренне была не согласна с тем, что делал Руслан Олегович. Я даже была уверена, что в Москву не поеду — у меня в Воронеже всё было хорошо: семья, любимый человек, уже с 3 курса я играла в Воронежском Никитинском театре. В один момент всё резко изменилось — я рассталась с молодым человеком, закрыли спектакль, в котором я играла, а в новые работы меня не пригласили. В этот же момент я начала заполнять образовавшуюся пустоту учёбой, и у меня начали происходить качественные изменения в актёрском плане. Я верю, что всё не просто так, есть судьба, фатум, и какие бы болезненные, неожиданные, невозможные моменты в жизни не происходили — потом всё это разруливается, и получается лучше и гораздо интереснее. Все говорят про разум, что надо быть разумным, но здесь такая тонкая грань — потому что нужно быть взрослым, ответственным человеком, но при всём этом единственное, что может вывести тебя на правильную дорогу — сердце. Путь сердца – главное, что нас ведёт по жизни, это всего касается — любви, профессии. Важно любить то, что ты делаешь, и быть рядом с тем человеком, которого любишь».

 

 

Пелагея Черная

Актриса

 

«У меня типичная история: с детства хотела быть актрисой, занималась в любительском театре, поступала на актёрский и везде проваливалась. Работала, готовилась, ходила к логопеду исправлять "р" в 18 лет, училась петь. На четвертый год поступлений подруга, а позже и однокурсница, позвала меня поступать в Воронеж, потому что там набирал курс Руслан Маликов. Воронеж стал новым этапом моей жизни и со мной многое произошло: я встретила своего мужа (однокурсник — Павел Сергеев), на третьем курсе родила ребёнка, и начиная с конца четвёртого — ждём второго. Самое интересное, что беременность, дети не отвлекли нас от актёрской деятельности, а наоборот заставили ещё сильнее собраться и работать. Благодаря учёбе в Воронеже я изменилась, повзрослела, стала более целеустремлённой. Переехать из Москвы на 4 года было трудно, но оказалось лучшим вариантом для меня, там я действительно смогла погрузиться в профессию. За время учёбы увлеклась художественной стороной спектакля — декорации, костюмы. Я из семьи художников, но в знак протеста, принципиально не хотела этим заниматься. Спустя годы осознала, что одно другому не мешает, а наоборот — умение рисовать помогает в театральной сфере, поэтому буду продолжать развиваться и в этом направлении. Также у меня всегда было желание заниматься режиссурой — у меня есть идеи, надеюсь, в ближайшем будущем начну их реализовывать. Но я больше ощущаю себя актрисой, конечно. Я хочу играть в своих проектах — и дело не в главных ролях, а в возможности сыграть то, что мне интересно».

 

Даниил Чекрыгин

Участник фестиваля молодой драматургии «Любимовка-2018»

 

«Моя пьеса «Живые люди», которая была отмечена ридерами «Любимовки», – про недалёкое будущее. Она изначально называлась «2045» — год, когда обещают реализовать цифровое бессмертие, и людей будут загружать в машину, чтобы их сознание могло жить вечно. Вся пьеса строится на конфликте между людьми, созданными искусственно, и людьми загруженными, то есть имеющими реальный прототип. Я не могу сказать, что для меня важнее —  актёрская деятельность или литературная. Я пишу стихи с 12-13 лет, с 18 лет даже такие, которые не стыдно показывать. Участвую в слэмах — на воронежских всё время выигрываю. Трижды участвовал во всероссийских слэмах —  два раза занял второе место и один раз четвёртое. Первая пьеса, которую я написал, была в стихах, но она была построена на странных поэтических экспериментах и оказалась нечитабельной. Может быть, я когда-нибудь её переделаю в адекватное произведение. Это мистическая история о том, как некое антропоморфное существо, имеющее свойства муравейника, превращает девушку в себе подобную, а потом они убивают друг друга. Ведь если встречаются два муравья из разных муравейников, они должны убить друг друга, у них нет другого выбора — таковы инстинкты. Так природа контролирует количество муравьев на планете».

 

Дарья Максимова:

Актриса

 

«Я выросла в семье музыкантов, моя мама работает концертмейстером в школе искусств, и я с детства ходила во всевозможные кружки — на танцы, в музыкальную школу, в театральную студию. После 9 класса поступала в колледж Табакова — слетела, но решила, что если я уже начала этот путь, нужно идти до конца. После 11 класса опять поехала в Москву — прошла первый тур только в ГИТИСе, а потом опять слетела. Решила, что если никуда не пройду, буду поступать на иностранные языки, потому что несколько лет уже занималась английским, и мне это было интересно. У меня были максималистские желания, и я не хотела ехать никуда, кроме Москвы. Попробовать поступать в Воронеж меня уговорила мама, и я пришла на отборочные, но всерьез не думала об обучении там. Наверное, всё неслучайно в этой жизни — я прошла в Воронеже на актёрский и осталась. Потому что мне повезло с педагогом, Руслан Олегович умеет работать с человеческой и актёрской натурой, и многому меня научил — я первые два курса ничего не делала, а потом он меня встряхнул, и я поняла, что могу. У меня изначально не было азарта учиться в Воронеже, там не было нужной конкуренции, от этого пропадает стимул стремиться к чему-то — потом начались постановки пьес, появились пробы на роль, и стало интересно.  Руслан Олегович показал мне, что я могу быть, например, Джульеттой, и что у меня есть это внутреннее соответствие — хотя внешне я совсем не Джульетта, и была уверена, что это не моя роль. Это тот педагог, который до последнего даёт шанс. Он проходил вместе с нами все трудности учёбы, он чувствовал за нас ответственность. Он не боялся рисковать вместе с нами — не говоря уже о том, что он нас привёз в Москву. И я ему очень благодарна».

 

 

Максим Трофимчук:

Артист

 

«У меня был выбор — стать музыкантом или актёром. Я ходил в музыкальную школу, и был одним из тех редких детей, которых не насильно таскают родители. Мне хотелось самому — я подошёл к музыкальному руководителю в детском саду и попросил взять меня в их коллектив. Шесть лет обучался игре на баяне, как говорит мой дядя: «Умеешь играть на баяне – умеешь играть на всём». Не знаю, откуда у него такое убеждение, но со мной сработало. В театральный поступил с первого раза, сейчас думаю: почему я не поступал в Москве. Не могу себе ответить на этот вопрос, возможно, это был неосознанный страх. Я не шёл к конкретному мастеру, шёл целенаправленно учиться на актёра — мне было всё равно где. За неделю до начала вступительных испытаний я пришёл домой, снял футболку и увидел сыпь на животе — я заболел ветрянкой. Позвонил в приёмную комиссию, и мне сказали не приходить, чтобы никого не заразить. Я связался напрямую с помощницей Руслана Маликова, моего будущего мастера, она мне сказала: «Поезжайте домой, болейте и возвращайтесь». Я вернулся уже к 3 туру и сначала прошёл его, а потом испытания 1 и 2 тура, коллоквиум — и поступил. После испытания музыкальности и пластичности, мне педагог из приёмной комиссии сказал: «Вы можете сейчас отсюда уйти и спокойно поступить на академический вокал» — но я остался. Потому что театр — это синтез искусств, в самом глобальном смысле, театр открывает иные миры».

 

Завершающее слово – Руслану Маликову:

 

«Мне хочется сказать про «Любимовку». Потому что я приехал в Москву с совершенно неизвестным коллективом, и именно «Любимовка» предоставила возможность, площадку и вариант для ребят поработать с материалом и выйти на зрителя — причем зрителя живого, ищущего. «Любимовка» даёт возможности для режиссёров, драматургов, актёров проявить себя — это хороший шанс. И это показательно. Это унаследовано от Михаила Угарова и Елены Греминой. Спасибо «Любимовке».

 

Ольга Губина 

Фото: Даша Каретникова