О читке пьесы «Миша и Лена»

 

На «Любимовке» прочли документальную пьесу, составленную из дневников, постов Михаила Угарова и Елены Греминой, основателей и руководителей Театра.doc. Тексты отобрали Зарема Заудинова, Максим Курочкин и Иван Угаров, режиссером читки выступила Зарема Заудинова.

 

 

Воспринимать звучавший текст как пьесу было сложно, поскольку голосами читающих Ивана Угарова и Елены Ковальской говорили со зрителями Михаил Юрьевич и Елена Анатольевна, искренние, ироничные, умные, неравнодушные, любимые, живые.

 

Смеялись, вздыхали и плакали друзья, соратники, ученики, зрители. Разумеется, переаншлаг: люди – на полу, в дверях, на улице, в окне. Аплодировали стоя, будто собираясь повторить долгие-предолгие овации, которыми провожали Угарова и Гремину в их последние путешествия.

 

 

Философичный, иногда отрешенный, но всегда остроумный Михаил Юрьевич и переживающая, постоянно думающая о театре, саркастичная Елена Анатольевна. Постепенно в их жизнь все сильнее и решительнее вторгаются несправедливость, жестокость, агрессия. Все меньше философствует Михаил Юрьевич, все больше забот у Елены Анатольевны. И Угаров тоже начинает писать, как, например, Олег Табаков купил 25 билетов на вечер в поддержку театра.

 

Выселение из подвала в Трехпрудном, выселение с Разгуляя, вызовы к участковому, погром театра и попытка второго погрома – все вписывается в общую тенденцию, в историю страны.

 

Сначала театральные коллеги предлагали 9 помещений, но потом как-то про это уже не пишут, и вдруг: помещение в Малом Казенном. Искали его сами, при поддержке друзей и зрителей – и это тоже часть истории.

 

Как писала Елена Анатольевна, они с Угаровым хотели бы изменить мир и страну. Их нет, а страна и мир остались.

 

Комментарий Заремы Заудиновой, режиссера читки и одной из составителей пьесы:

«Материал – только записи Угарова и Греминой, ЖЖ и Фейсбук с 2005 до 2018 года. От нас монтаж цитат, такая вот ноль-позиция памяти Михаила Юрьевича и Елены Анатольевны. Причем мы сохранили хронологию, потому что, например, для меня все эти записи – о том, как государство убивало двух художников. И эти 13 лет в сжатом, скупом смонтированном тексте – именно об этом. Это видно, и это больно. Но еще в каждой записи слышны их интонации – и в тексте про пожарную безопасность, и в том, где «совёнок размером с небольшую тумбочку».

 

Пьеса не относится ни к одной из программ, это специальное событие фестиваля».

 

Надежда Фролова

Фото: Даша Каретникова