Обзор читки пьесы «Пытки»

 

В пятый день фестиваля на сцене «Любимовки» прошла читка пьесы о пытках фигурантов «пензенского дела». Больше всего раз прозвучали слова «электрошокер» и «веган». Роли исполнили не актёры, а реальные люди, имеющие к «Пыткам» прямое отношение.

 

 

Сильный текст, который написали: член ОНК по Санкт-Петербургу Екатерина Косаревская, режиссёр Театра.doc Зарема Заудинова и фигурант «Болотного дела» Алексей Полихович – со сцены был зачитан ими же самими. В качестве четвёртого актёра к ним присоединился судебный репортёр «Медиазоны» Егор Сковорода.

 

В основе пьесы — рассказы арестованных по «пензенскому делу», или «делу Сети». В октябре 2017 года в Пензе арестовали пятерых молодых людей, потом в Санкт-Петербурге схватили ещё четверых. Их обвинили в подготовке к совершению терактов во время президентских выборов и Чемпионата мира по футболу, а также подрыву Мавзолея. Позже стало известно, что с самого начала сотрудники ФСБ пытали заключённых.

 

Текст состоит из отрывков писем фигурантов дела к родным и правозащитникам, цитат из их уголовных дел и связок-объяснений сценаристов о развитии ситуации. По задумке режиссёра, за спинами актёров на экране мелькал календарь российских праздников. В конце были зачитаны фамилии всех сотрудников ФСБ, имеющих отношение к задержаниям по «пензенскому делу».

 

 

Пока правозащитники не начали посещать арестованных в СИЗО, об их пытках никто не знал. Большинство ребят, как они сами заявили позже, дали признательные показания под пытками и долгое время боялись говорить об издевательствах вслух. Как пытают при задержаниях, чем пытают, что заставляют делать и как контролируют, чтобы человек не умер – этому посвящена большая часть текста. Тем пронзительнее на этом фоне выглядит попытка (и тут слово «пытка») Дмитрия Пчелинцева пошутить в письме к жене. «Свет горит 24 часа в сутки. Если не отпустят как невинного, то отпустят из-за развившегося Альцгеймера. Влажность такая, что отпустят из-за туберкулеза, а грязно так, что отпустят из-за гепатита. А курю столько, что отпустят из-за рака. И так много шоколада вы мне передаёте, что отпустят из-за диабета. Шучу, конечно. Никто меня не отпустит».

 

Пьесу неслучайно поставили в прайм-тайм — в среду в девять — так её смогли увидеть больше людей. «Вечером мы ставим тексты, которые, как нам кажется, могут вызвать сильный резонанс», — рассказала куратор «Любимовки» Анна Банасюкевич.

 

 

Началось обсуждение прочитанной пьесы, и почти сразу кто-то задел ногой кран с кипятком, хлынула вода. После прослушанного ассоциация возникла только одна, догадайтесь, какая.

 

Одним из первых возник вопрос: почему в уголовных делах так важно указывать, веган человек или нет. Напротив фамилий фигурантов «дела Сети», действительно, часто стоит пометка «веган». Ответ Алексея Полиховича: «Нерусских, веганов им легче бить. Они удивляются, если человек русский и мясоед, как же так, нормальный, типа, парень».

 

Обсуждение получилось эмоциональным, как со стороны зала, так и со стороны исполнителей. Театральный критик Нияз Игламов сказал, что ему не хватило в постановке художественного элемента, из-за чего люди могут не обратить на неё внимания: «Тему вы подняли замечательную, но художественности не хватает. «Человек из Подольска» работает в этом случае больше».

 

 

Режиссёрский ответ: «Здесь не нужно ничего больше. Здесь форма календаря работает: праздники-пытки-праздники-пытки. Мы вывозили эту пьесу в Штутгарт, и там все всё поняли».

Драматург, арт-директор «Любимовки» Евгений Казачков спросил, какую цель преследует эта пьеса в её текущей постановке: «На баррикады я пойду, вы все знаете. Но цель всего этого — надо спасать людей. Я понимаю, почему люди в Штутгарте приняли пьесу хорошо. Но они не поедут нас спасать. У меня такой вопрос: даёт ли театр сегодня резонанс и огласку для этих целей? Я не уверен. Когда мы берём острую, больную тему и говорим – это театр, не топим ли мы саму проблему?»

Режиссёрский ответ: «Нам было важно проговорить вслух имена палачей. У них же есть дети. Пусть они это услышат. Спасти Россию из нас никто не хочет. А что может изменить пьеса? Это же вопрос типа «в чём смысл жизни?»

Алексей Полихович ответил на вопрос Казачкова в другом ключе: «Зачем я лично это делаю. Я живу в режиме: говори о пытках в любой ситуации. Чтобы люди зашли на сайт «РосУзник», например, написали письма ребятам из Пензы, пожертвовали денег на адвокатов».

Художник Шифра Каждан задал вопрос, что сейчас происходит с фигурантами дела.

Егор Сковорода рассказал, что их уже полгода не пытают — после внимания прессы и правозащитников — но скорее всего, им дадут большие сроки.  

 

Ольга Рафаева

Фото: Даша Каретникова