О читке пьесы Михаила Чевеги «Колхозница и рабочий»

 

Поэтические пьесы на «Любимовке» случаются нечасто, но в этом году на фестивале их четыре! В первой прочитанной оживают известные всем скульптуры – рабочий и колхозница.

 

 

Поэт Михаил Чевега написал эту пьесу на заказ в качестве либретто к опере. Однако это тот случай, когда либретто может существовать отдельно как самостоятельный драматургический материал. У автора получилась абсурдная поэтическая пьеса в канве реальных событий, с элементами сказки и вымысла.

 

Для Михаила это был дебют создания большой театральной формы. Но уже сейчас текст существует как настоящая опера на два часа. И прошёл на «Любимовку».

 

Ольга Никифорова, отборщик фестиваля «Любимовка»: «Это моя любимая пьеса, я её перечитала раза три-четыре, потому что это прежде всего поэзия для меня. Но не только поэзия, существует сюжет, существует юмор, замечательные персонажи. Чистый восторг. И читка не уменьшила мой восторг, поэтому огромное спасибо. Я рада, что такой материал есть, может, он появится на сцене именно драматического театра, потому что мало в современном театре поэтических пьес».

 

Зрительницу Александру смутило, что в пьесе «Сталин – славный парень», на что автор ответил, что решать Сталина как злодея – штамп, что Сталин не славный, а сложный, и ему скучно.

 

Евгений Казачков, драматург и арт-директор фестиваля «Любимовка», добавил, что в этой пьесе это ход дистанцирования и условности, который закрывает вопрос исторической фигуры Сталина.

 

Михаил также заметил, что писал современным языком и про сейчас, а не лексикой эпохи тридцатых годов. Для текста были взяты декорации того времени, а всё остальное – про сегодня.

 

 

Анна Банасюкевич, критик, арт-директор фестиваля «Любимовка»: «Это один из моих любимых текстов на «Любимовке», он обаятельный, ироничный и трогательный. Единственное, мне кажется, что в этой пьесе есть какая-то неравномерность и несоразмерность. Потому что вначале все линии разворачиваются как многосюжетная история, но быстро сворачиваются к финалу, и мне жалко, что остаются нереализованные пути. Возможно, это моё зрительское, читательское сожаление, что всё так быстро закончилось».

 

Александр Железцов, драматург, один из основателей фестиваля «Любимовка»: «С одной стороны, в пьесе, конечно, наличествует новаторство, с другой, это одна из старейших традиций русского театра – раёшный стих. И в этом тексте хорошо соединена поэтика народного театра с явным, слегка отцветающим постмодернизмом. Очень красивая штука, но мне показалось, что это скорее демонстрация прекрасных возможностей, чем завершённое произведение».

 

Режиссёр читки Денис Азаров сказал, что сразу влюбился в текст, потому что любит поэтические тексты с абсурдистской философией и юмором.

 

Омский драматург Серафима Орлова писала в «Фейсбуке», что современные стихи и модные цитаты пишут на стенах, а современную драматургию – нет. Возможно, поэтические пьесы – как раз формат для настенных цитирований, а «Колхозница и рабочий» – тем более, ведь она быстро запоминается и остаётся где-то внутри навсегда.

 

 

«вперёд смотрящий смотрит лишь вперёд.

и мы с тобою смотрим туда, Варя.

пусть не вкусить нам вместе каравая

(мы неподвижны, как гранит, как лёд),

но нашим душам разрешён полёт.

 

в урочный час они летят, летят,

мы чувствуем! наш мир переживаем!

пусть стальным тросом я пережимаем,

и недвижим и холоден мой взгляд

я слышу шелест лавра, запах мят.

 

и странствия горит во мне звезда,

я ощущаю дым печной, свет дымный,

протяжный чей-то голос заунывный,

как если бы грустили поезда.»

 

 

Желаем этому магическому тексту хорошей судьбы в театре.

 

Серафима Труевцева

Фото: Шамиль Хасянзанов