Интервью с Тоней Яблочкиной

 

Первая пьеса «Любовница» Тони Яблочкиной в 2015-м попала в список «особо отмеченных» ридерами «Любимовки», в этом году пьеса «Юра» была отобрана в шорт-лист фестиваля. Трагическую историю про становление личности в подростковом возрасте, сложные взаимоотношения с родителями и со сверстниками – и так или иначе про любовь – представил в виде читки режиссер Радион Букаев.

 

Тоня, поделись своими впечатлениями от читки.

 

Мне везет с читками. Пока еще не было такого, чтобы я после прочтения сказала: «О боже, я все не так представляла». Да и в принципе стараюсь отстраняться от того, что это мой текст, давать пространство режиссеру и актерам. Например, Ася в моем мире более спокойная, флегматичная, а актриса была довольно экспрессивная. Интересно слушать с другого ракурса. На обсуждении было удивительно, как же все по-разному может восприниматься. Даже персонаж, которого я сама считала положительным, ну или более положительным, для кого-то оказался наоборот.

 

Речь идет и старшем брате Мише?

 

Да, для меня он больше с плюсом.  Я, конечно, понимаю его какие-то нюансы и косяки, не бывает же однозначно хороших. Но что может развернуться вот так, не ожидала.

 

Когда родилась задумка Юры, что послужило отправной точкой?

 

С Юрой было странно. Это не совсем моя тема. Мне кажется, что я вообще про другое. Но те пьесы, над которыми я тогда пыталась работать, шли совсем туго, а я не могу и не хочу выжимать. И вот ко мне просто приходит название и мысль – напиши вот эту историю. Наверное, не просто так это пришло, все-таки она во многом личная. Я решила начать ее просто для себя, а она как-то начала писаться.

 

Я читала, что с ней у тебя тоже были некоторые сложности

 

Несколько предыдущих пьес я писала довольно быстро. Долго ходила с идеей, видела какие-то сцены, делала заметки, а потом писала почти без перерывов. Над «Юрой» дольше работала, многое менялось по ходу действия, закончить никак не могла. Скорее всего потому, что я знала концовку, а все в пьесе стало развиваться по-своему.

 

Какой была изначальная концовка?

 

Героиня вырывается из этого города.  Пока я не поняла, что этого не произойдет, пьеса дальше не двигалась.

 

На обсуждении ты говорила, что пьеса называется «Юра», потому что ты никогда не меняешь название, но изначально Юра планировался как главный герой?

 

Да. Как поменять название, если оно было изначально и все с ним жило.  Но у меня нет никакого диссонанса, поскольку Юра очень сильно влияет на события и на то, что происходит с главной героиней. Мне очень понравилось на обсуждении наблюдение, что Юра стал единственным, кто вырвался из этого замкнутого пространства. То есть, то, что предполагалось для Аси, совершил он. 

 

Ты видишь эту историю на сцене?

 

Хотелось бы увидеть вообще какую-то свою пьес на сцене. И да, эту историю я вижу. Правда я не занималась этим вопросом. Но, наверное, нужно как-то помогать тому, что создается, жить дальше.

 

Расскажи, как ты пришла в драматургию.

 

Я в нее давно шла, только очень медленно. Закончила журфак, работала со словом, писала что-то, естественно. Хотелось двигаться дальше, но все равно как-то тормозила, не знала, куда, как. Получать второе высшее образование после бессмысленного первого точно не собиралась. В общем, однажды мой друг из театральной среды посоветовал курс в РГГУ, который набирали Женя Казачков и Миша Дурненков. Я их увидела и поняла, что вот у этих людей я смогу и хочу учиться. В принципе, расписалась я во многом благодаря им, потому что у меня был очень большой барьер начать. До сих пор помню это ощущение: смотришь на чистый лист на мониторе и думаешь – ты его или он тебя?

 

Анна Давыдова