Интервью с Дарьей Горновитовой

 

Пьеса самарского драматурга Дарьи Горновитовой «Страх и ненависть в Ласт-Вегасе» попала в самый необычный день фестиваля – программу «Фриндж». Что же в ней такого необычного, откуда появилась идея и как жизнь Хантера Томпсона связана с жизнью драматурга из России – обо всем этом мы поговорили с Дарьей в последний день фестиваля.

 

Дарья, «Любимовка» – это первый фестиваль, на котором ваша пьеса была представлена?

 

Да. Пьеса была написана в начале января, и я ее отправила в последний момент, буквально в последний день подачи заявок на «Любимовку».

 

Вы знали про этот фестиваль раньше?

 

Я слышала о нем. Когда написала пьесу, то подумала, на каких фестивалях она могла бы быть представлена теоретически, почитала еще раз, какие здесь пьесы ставят и... Не помню даже про «Фриндж», обратила я на это внимание или нет. В принципе, это и был такой посыл – вызов театру, по всем параметрам. Поэтому все остальное зависело уже от отборщиков – на одной волне я с ними или нет, и вообще с фестивалем.

 

Это ваша первая пьеса?

 

Да.

 

Какое у вас впечатление, вам понравилась реакция зрителей, зала на то, что происходило?

 

Для меня все, что происходило на «Любимовке», было необычно. Я только мечтала о том, что мое произведение там будет. Все случилось и в таком масштабе. За пьесу взялся Василий Березин, а он сам по себе личность!

 

Вы видели его спектакли?

 

Нет, но была наслышана о них. Я сразу понимала, это будет что-то... в кубе! Сама пьеса достаточно хулиганская, провокационная. И если за нее взялся Василий Березин! Так как я первый раз на «Любимовке», не знала, как вообще зал будет реагировать, поймут ли это зрители. Но, судя по тому, что некоторые люди в зале смеялись, и тому, что они потом говорили, я увидела эмоциональную реакцию. В некоторых моментах она оказалась слишком сильной. То есть были совершенно разные мнения.

 

Мне кажется, Вася еще подобрал очень своеобразных персонажей на роли.

 

Мне очень понравилось то, что он сделал – выбор персонажей и как он все это обыграл.

 

Они даже по цветовой гамме похожи на сам фильм Гиллиама.

 

Да, это совпадало, в принципе, с эстетикой фильма.

 

Но там абсолютно не было женских героинь, а у вас в пьесе они есть. Вас это не смутило?

 

Нет, мне показалось, это очень круто. Потому что я люблю мужской мир и все, что с ним связано. Вася как-то уловил мысль, что в моих главных героинях женского

пола тоже есть мужская нотка.

 

Вы сказали, что начали работать над пьесой после фильма, по крайней мере, сама идея зародилась после его просмотра, как я поняла из обсуждения.

 

Фильм я смотрела давно, затем загорелась темой гонзо-журналистики. На самом деле, пьеса в целом про журналистику и гонзо-журналистику, стиль которой в настоящее время забыт. Мне хотелось эту тему вытащить. Я работала журналистом, редактором, и сейчас мне очень не нравится то, что происходит с журналистикой, особенно в регионах. А вот сама идеология фильма и проза Хантера Томпсона мне очень близки. Мне нравится его стиль и вообще сама идея: как он жил и как писал – не расходится друг с другом.

 

Часть ваших комментариев в пьесе взята из жизни вас и ваших друзей?

 

Вся пьеса сделана из цитат из фильма. Разумеется, любые цитаты, как вы понимаете, примерные. То есть, во-первых, разность перевода, во-вторых – разность восприятия. У меня были примеры из жизни, когда мы с друзьями действительно общались какими-то цитатами. Плюс, сейчас вообще люди очень много цитируют, например, в соцсетях. Поэтому я решила немного поиронизировать над этим.

 

Ваши друзья как отреагировали на пьесу?

 

Совпадения с некоторыми реальными людьми достаточно условные, но они послужили для меня вдохновением. Те, кто знает о пьесе, можно сказать, в приятном шоке. Все они, как правило, мечтают быть героями – сниматься, влюбляться и пр.

 

Быть кем-то.

 

Да, эта идея тоже здесь есть. Можно сказать, что это социальный эксперимент: как человек отреагирует, если его сделать героем пьесы. Вот как, допустим, вы отреагируете. Среди персонажей пьесы есть мой друг, артист Федул Жадный, маргинальный карикатурист – вот он там написан, как есть. Есть режиссер Фассбиндер. Потому что для меня эта фигура одна из ключевых. У нас даже есть смешной паблик в Вконтакте, он называется «Выйти замуж за Фассбиндера». Там просто 11 человек или 12, и мы на своей волне, так скажем.

 

Мне показалось удивительным как удобно ложится американский мир на российскую реальность.

 

Ну, в моем мире вообще все хорошо ложится, в принципе. Потому что я живу в этих категориях. Я очень люблю кино, и постоянно это пересекается с моей жизнью. Я никогда не устаю о кино писать и говорить. Будучи не театралом, здесь на фестивале я увидела, что современная драматургия развивается, и что я ее чувствую.

 

Я считаю, что это пьеса не для всех все-таки.

 

Вообще она не для всех. Но когда мне недавно Михаил Дурненков сказал, что он теперь просыпается под песню из фильма... Это для меня и было главным.

 

Заразило!

 

Да! Я все думала, будет ли этот момент заражения или нет! Есть вещи, которые мне самой нравятся, и я, конечно, хочу разделить их с другими. Когда я увидела, что он воспринял, поняла, что это здорово. Хотя я не рассчитываю, что 90% людей также поймут и прочувствуют.

 

А вы бы сами поставили что-то по этой пьесе?

 

Я вижу, как примерно можно это поставить. В пьесе акцент именно на слово – написанное, сказанное. Когда с помощью реплики можно придать контекст ситуации, отношениям и так далее.

 

Планируете дальше писать?

 

Пока не знаю. Я не могу прогнозировать, так как не отношусь к тому типу людей, которые поставили цель: вот я теперь буду писать, буду заниматься этим – и делают. Я не хочу ничего делать посредственно. Это мой первый полноценный творческий опыт. И он подтверждает мои гипотезы, что если человек чувствует потребность выйти за какие-то границы – это правильно. Еще больше я рада той атмосфере, которая здесь царит, и той поддержке, которую я здесь чувствую.

 

Это такой мощный толчок, очень хороший.

 

Да, это толчок, но это и поддержка. Я думаю, что, может быть, у этого жанра будут и последователи. Потому что вижу новизну: можно взять фильм и вплести его в какой-то свой контекст...Кто-то сказал, что это «театр послезавтра», а также некая психотерапия. Так как по образованию я психолог, мне это, конечно, тоже близко.

 

Диана Дзис