Интервью с Никитой Кобелевым

 

Никита Кобелев впервые режиссировал читку на фестивале «Любимовка», но уже давно работает с Дмитрием Богославским. На фестивале была представлена пьеса «Точки на временной оси». Никита рассказал об истории ее создания, о своем отношении к фотографии и планах на будущее.

 

О драматургии Дмитрия Богославского

 

Дима важный для меня автор, так как одним из первых моих спектаклей был спектакль по его пьесе «Любовь людей», сделанный в театре им. Маяковского. Мы первые поставили эту пьесу. Мне кажется, он не драматург, который идет от ума, от концепта. Дима пишет сердцем. Хотя и конструировать он может замечательно, как, например, у него это получилось в пьесе «Блонди». Но для меня его пьесы – прежде всего, чувственные, эмоциональные. Иногда эта эмоциональность бывает экстремальная, на грани, и мне это нравится. Это и еще внимание к человеку, к простому человеку, к его беде, растерянности – важные свойства его пьес. В его ремарках важен не только образ, но и звук. Мне кажется, нужно быть очень внимательным к этим авторским подсказкам. Необязательно их визуально реализовывать, скорее в них заложена подсказка тона, интонации сцены. Когда драматург пишет, он видит и слышит то, что описывает, неправильно это игнорировать, гораздо интересней понять, разгадать.

 

Драматург и режиссер

 

Появление пьесы для Димы, насколько я понимаю, скорее интуитивный процесс. А режиссура связана с анализом, с каждодневной работой. Пьеса в этом смысле гораздо более таинственная вещь. Она появляется, исчезает. А режиссер должен каждый день репетировать, какое бы настроение у тебя не было. Ты идешь в театр и работаешь.

 

Работа с текстом и создание спектакля с нуля

 

И то и другое очень интересно. Мне интересен сочинительский театр, которым мы занимались с Сашей Денисовой в спектаклях «Девятьподесять» и «Декалог на Сретенке». Это приключение, которое непонятно чем может закончиться. Это возможность что-то для себя открыть неожиданное. Пьеса все равно определяет какие-то рамки. Если я беру пьесу, то я пьесой занимаюсь. Я не беру пьесу, как повод для собственных высказываний. Выбор пьесы и есть уже высказывание. Вопрос только в том, как ее реализовать и заставить прозвучать, как ее соотнести с сегодняшним днем. Разобраться, что в пьесе для этого будет мешать, а что помогать. Сейчас я работаю над пьесой «Сказки Венского леса» Эдена фон Хорвата. У нас это малоизвестный австрийский драматург, но во всем мире это величина сопоставимая с Бертольтом Брехтом. Его пьесы идут везде, даже в Австралии. Мне давно нравится эта пьеса. Мне кажется, она очень про сегодня в России. Само действие происходит в Вене 1931 года, какой-то политической подоплеки там нет, но сам воздух пьесы насыщен тревожными предчувствиями, хотя в этой пьесе много всего.

 

Работа с пьесой «Точки на временной оси» Дмитрия Богославского

 

Как-то мне попалась на глаза подборка «40 лучших фотографий последних ста лет». И меня эта подборка поразила. Это такой рассказ о человеке, о его боли, драме, отчаянии, о сопротивлении, о силе духа. И я подумал, мог бы из этого получиться спектакль? Потом поступило предложение от «Радио России» сделать мини-радиосериал к европейскому радио-фестивалю в Берлине Prix Europa в 2014 году. Я вспомнил об этой идее, ее одобрили, и предложил Диме выбрать несколько фотографий и к каждой написать небольшую сцену. Пьесу надо было написать довольно быстро, мы были ограничены во времени. После того, как мы показали эту работу на фестивале (туда вошло только несколько сцен из пьесы, не весь текст целиком), этот текст долго лежал, я понимал, что к нему надо вернуться, но меня не удовлетворяло то, на чем мы закончили, мне кажется, это только начало, какое-то первое приближение к теме. Меня очень увлекает идея работы с фотографией, но я не считаю пьесу, которая сейчас есть, завершенной, готовой к постановке.

 

О фотографии

 

Фотография – такая область, начинаешь в нее проникать, начинаешь ее изучать и тонешь. Это же такой отпечаток времени. Документальное свидетельство. И в то же время даже больше – свидетельство жизни человека. Человек умер, а на фотографии жив. Как-то само собой у Димы (мы это специально не оговаривали) в этой пьесе получилась тема, которую грубо можно обозначить так - человек в экстремальной ситуации, его поведение, его действия, что у него остается, на что он способен, когда война, или стихийное бедствие, например. Мне бы хотелось больше думать о самой фотографии. Почему фотография так важна в сегодняшнем мире? Нас повсюду окружают фотографии – в газетах, на рекламных щитах, в сети, в рамочках на стенах и так далее. Замечательно об этом рассуждают в своих книгах Ролан Барт и Сьюзен Зонтаг, но и они пишут, что при огромном присутствии в нашей жизни, фотография далеко не изученное явление.

 

Радиотеатр

 

Это отдельная очень интересная область. У нас она находится в забитом состоянии, сегодня всего несколько человек в России занимаются радиодрамой, что жаль. Нет, например, ни одного исследования радиотеатра сегодня в России. Никто этой темой не занимается, а многие даже не подозревают о существовании радиотеатра, хотя он существует. В советское время радио слушали, оно играло существенную роль в жизни людей, слушали спектакли, голоса актеров. Так получилось, что изредка я занимаюсь радиодрамой. Я попал на радио благодаря Дмитрию Николаеву (режиссер на «Радио России» и радио «Культура»), он предложил сделать пробную работу на «Радио России», с тех пор и пошло. Во всем мире это очень интересная область, на BBC есть целый отдел радиодрамы, например. И на фестивале Prix Europa каждая европейская страна представляла от себя по две работы, от Германии, например, участвовали Rimini Protokoll. На одном из семинаров фестиваля выступал Хайнер Геббельс, где он тоже показывал свои пробы в этой области. В Европе к этой области есть интерес даже у больших режиссеров.

 

Современные драматурги

 

Работа с Димой Богославским – это больше классическая работа режиссера с написанным текстом. Работа с Сашей Денисовой – это сочинительский театр, в этом случае, текст рождается от проб в репетициях. Я очень ей благодарен, я многому у нее научился. Саша редкий драматург, специализирующийся на выращивании спектакля совместно с режиссером, с актерами. Она не очень любит за столом писать, больше любит репетиции. Это интересно, когда спектакль сочиняется по ходу, а потом сам начинает диктовать свои законы существования и часто непонятно, куда он повернет. Мне нравится сотрудничать с разными людьми, с разными художниками, учиться у них. 

 

Валерия Корнильцева