О читке пьесы Дмитрия Соколова «Родной»

 

В заключительный день фестиваля «Любимовка-2017» состоялась читка пьесы Дмитрия Соколова «Родной» – рядовая история переезда в столицу с элементами мелодрамы, обернувшаяся чередой трагедий.

 

Молодой человек приезжает из маленького города в Москву учиться на актера. Он мечтает попасть на «Голос» и засветиться на ТВ. Встречает свою любовь, но изменяет, а потом теряет любимого человека. Попадает в неприятную ситуацию и доходит до самого дна, но реабилитируется к финалу.

 

«Это летучий сюжет, «Большие надежды» Диккенса, про человека, приезжающего в столицу. До какого-то момента ему прет, потом не прет…», – было отмечено одним из зрителей.

 

Центральными темами обсуждения пьесы стали отличный монтаж происходящего и фигура главного персонажа, развернулась дискуссия по поводу того, «растет» герой или деградирует. Выступавшие оценили язык пьесы, отсутствие шаблонов, значение ремарок.

 

 

Арт-директор фестиваля, драматург Михаил Дурненков: «Мне понравился в пьесе монтаж монологов, самой истории, сплющивание реальности. Эта пьеса притягивает к себе современный театр, хорошую режиссуру предполагает. Еще мне нравятся психологические вещи. Внутренний мир героя передан через ремарки. Например, когда он узнает о смерти папы, он заходит в лифт и видит надписи. Я не знаю, как режиссеру можно это сделать в спектакле, но мне кажется, это точное состояние остановившегося времени. Если к чему-то цепляться – есть проблема с эмпатией, подсоединением к герою. Он какой-то, черт побери, несимпатичный. Он с самого начала ничего не делает такого, за что хочется его полюбить. Поверхностный, глуповатый, не очень талантливый».

 

«У всех героев, кроме центрального персонажа, есть понятная драма и очевидное изменение, выраженное в действии, особенно у персонажа Миши, который не просто погиб в автокатастрофе, а, как мне кажется, сделал это по своей воле. Автор сумел ловко избежать всех возможных шаблонов – и языковых, и сюжетных, и монтажных», – арт-директор «Любимовки», драматург Евгений Казачков.

 

 

Режиссер Тимур Шарафутдинов: «Прекрасный пример, когда есть грамотный монтаж, но при этом есть классный событийный ряд, есть прекрасные вторые планы для артистов. Решать главного героя можно абсолютно по-разному. Он может говорить, что мы слышим сейчас, но внутри у него могут происходить совершенно другие вещи, этот второй план можно простраивать. Это прекрасная вещь для театра».

 

«Для меня это прозвучало, как пронзительная история взросления главного героя, и то, что тебе приходится пройти через полный поток говна, чтобы перестать быть поверхностным, эгоистичным. Очень интересны абсурдные вставки, это делает текст не только пронзительным, но и очень ироничным, и дает режиссеру пространство, как это трактовать», – режиссер Елена Ненашева.

 

Драматург Александр Середин: «Я наоборот увидел деградацию персонажа, поскольку пьеса начинается со слов мамы, что он с детства был личностью. Это история про человека, у которого были определенные взгляды, и после того, как с ним произошли какие-то обстоятельства, он становится рядовым, обычным гражданином. Это история о том, как необычная личность становится обычной и весьма посредственной».

 

«Если говорить про структуру пьесы, сдержанность и лаконичность уравновешивается мелодраматической ситуацией. Душераздирающие истории про гибель в аварии, про беременную жену, оставшуюся вдовой, про измены… В целом получается очень гармонично из-за отсутствия излишней эмоциональности», – театральный критик, отборщик фестиваля Ксения Аитова.

 

Драматург Наталья Блок: «Я хочу сказать спасибо автору за прекрасный текст, прекрасно выстроенные диалоги, сюжет и за тему симпатизации маленького человека. Текст очень хороший, я хотела бы его видеть на сцене. Все написано со знанием дела, очень лаконично, очень нежно, и очень сильно».

«Я как убедительный сериал посмотрела. Какие-то известные вещи детально проработаны и в достоверную историю связаны», – драматург Любовь Стрижак.

 

Автор: Наталия Алейнова

Фото: Наташа Пятница