Интервью с драматургом Игорем Яковлевым

 

Пьесы драматурга Игоря Яковлева дважды попадали в «отмеченные отборщиками», а «На луне» вошла в шорт-лист и была прочитана на фестивале! Игорь живет в Уфе. Он окончил филологический факультет Башкирского государственного университета, аспирантуру кафедры Истории русской литературы XX-XXI веков.

 

Игорь, как вам читка?

 

Очень понравилась!

 

Как взаимодействовали с режиссером Тимуром Шарафутдиновым?

 

С Тимуром мы сначала списывались. Он задал мне пару вопросов, я высказал свои пожелания по поводу читки. Мы были в контакте еще до встречи на «Любимовке», а вчера много говорили о том, как он представляет себе эту пьесу, что я хотел ею сказать. И мы сошлись очень во многом. Не во всем я был согласен с его интерпретацией, но мне было интересно, как он увидит эту пьесу. Было интересно посмотреть на его трактовку.

 

Пьеса «На луне» уже где-то читалась?

 

Нет, это был дебют.

 

Где вы брали материал для пьесы?

 

Это живая, настоящая история, там очень мало придуманного, она разворачивалась на моих глазах. Естественно, были моменты, с помощью которых я выводил историю из частной, бытовой на другой уровень, в область обобщения.

 

Какими детскими проектами вы занимаетесь?

 

Я занимаюсь с детьми от 10 до 14 лет в детской театральной студии. Пишу тексты специально для них, чтобы это не были какие-то случайные истории, в которые они не могли бы поверить. А чтобы это было «про меня». Те пьесы, которые я для них пишу, никуда дальше не идут. Но из наблюдений за этими детьми родилась пьеса «На Луне».

 

В ваших последних пьесах развивается тема проблем подросткового взросления. Чем для вас являются эти пьесы?

 

Пьеса «Две истории о потере невинности и только одна о любви» была в какой-то степени попыткой избавиться от личных подростковых проблем и комплексов. Я очень долго писал эту пьесу. Если в «Двух историях…» это был все-таки взгляд взрослого на мир подростков, то сейчас я хотел рассказать историю глазами подростка, вывернуть его мир наизнанку. Поэтому так много физиологизма. Мне хотелось показать его внутренности в буквальном смысле слова, весь этот фарш.

 

Вы первый раз на «Любимовке»?

 

В качестве участника, да. Но как зритель я приезжал на «Любимовку» в 2013 году. Я был восхищён этой атмосферой и с тех пор мечтал попасть сюда как автор.

 

Как возникла идея для пьесы «Время сбора плодов»?

 

Она мне приснилась. Мне приснился этот образ – девушка, из которой растёт дерево. Я подумал, что со мной не так? Но образ был настолько навязчивым, что я никак не мог отделаться от него. Спустя несколько дней я стал раскручивать его в историю. И появилась пьеса.

 

Поставлены ли где-то ваши пьесы?

 

Поставлена только первая часть «Двух историй» в Молодежном театре в Кропивницкий, на Украине. Я случайно об этом узнал из интернета, связался с ними. Мы мило пообщались. Они прислали мне фотографии с премьеры.

 

Почему вы начали писать пьесы?

 

Мне интересен человек на сцене, интересно проживание на сцене, когда человек выходит и живет эту жизнь от начала и до конца на глазах зрителей. Возможно, к кино я тоже когда-нибудь приду, но сейчас театр – это моя жизнь. В ней сейчас нет ничего кроме театра. Театр для меня – форма существования. Для того, чтобы быть ближе к театру, я несколько лет работал звукорежиссером, я играл в народном театре, просто чтобы почувствовать, как это – выходить на сцену. Я работаю с детьми в качестве режиссера. Театр – это мое безумие, мое наваждение, это то, в чем я существую.

 

Автор: Валерия Корнильцева

Фото: Даша Каретникова